Спектакль



Владимир Сорокин

Метель

Режиссёр: Марк Розовский

Постановка: Театр «У Никитских Ворот”

2 часа 40 минут c антрактом

Спектакль снят с репертуара.

Итак, «Метель» Владимира Сорокина. Повесть. Триста с чем-то страниц, на которых почти беспрерывно идет снег, дует ветер, то и дело крепчает мороз… Русская зима в ее самом неприглядном виде. Бушующая стихия. Сугроб на сугробе. Мрак да мрак. Одним словом, метель. Но у Сорокина это еще и образ, не только бытовое климатическое изъявление. Метель как непрекращающаяся, всевечная сила, противостоящая человеку и всему живому. Непобедимая и ужасная.Человек приговорен к этой метели. Он не в силах с ней бороться, да и не борется. Метель – это данность, противостояние которой бесполезно, бесперспективно и бессрочно. Метель – forever, метель – навсегда.Читая Сорокина, невольно задаешься вопросом, что первично- литература или реальность? Это описание того, что есть, фантазии на тему, программирование будущего, или предсказание? Когда начинает сбываться невольно думаешь, что предсказание, а потом и так же невольно, что это диагноз, потому что сбывается одно и тоже с поправкой на новые технологии. И тут уже понимаешь, что границы размыты, что раньше были писатели – реалисты, а теперь еще и писатели постмодернисты, читая которых мысленно уносишься то к Пушкину, то к Чехову, то еще к кому-нибудь, или сразу ко всей русской литературе и поэзии вместе взятой. Спектакль в этом плане рассширяет поле цитат ситуаций, сюжетов, перемежая поездку в метель стихами, ставя хорошим и точным саундтреком необходимые акценты. И получается диагноз. Доктор едет с вакциной в пургу, чтобы вылечить будущих зомби от болезни. Как всегда любое доброе дело в российской действительности сопряжено с невероятным героизмом, бесстрашием и рефлексией на тему, что не зря. Хотя понятно, что лучше остаться с нежной дамой где-нибудь в Берлине или Москве, и что дамам не нужны герои, а нужны те, кто жалеть потом не будет, что гедонизм променял на героизм. По пути только холод, снег, пустота огромных пространств, плюс кто-то замусорил дорогу непонятными пирамидками, до создателей которых и доезжает доктор. Один из них болен, его бьют коллеги, потому что лечить нечем, медицины нет. Доктор, конечно, помог, в ответ продвинутые технологи пирамид угощают врача новым зельем. Новое — значит супер инновационное, даром, что медицины нет, зато есть высокие технологии кайфа. На этом сюжетном повороте постмодернизм превращается в футуризм. Модные циничные мальчики в своем «научном» гетто создают то, что стоить будет еще дороже, чем все «технические» достижения прошлого. Доктор, приняв пирамидку, улетает в бесконечный сладостный космос, попадает в рай, от такого наслаждения тут же начинает думать, что надо делать добро, делиться с возницей своими просветленными мыслями, но поскольку зло не дремлет, а дорог нормальных нет, на улице зима и никакого жилья рядом, то высокие помыслы завозят героев в яму. После наслаждения, просветления и мыслей о добре наступает одна жестокость и злоба, жалко вот так сразу помирать. А как же жена, а как же любовница, а вакцина? И вот такой конец, Бог знает где. И никому не успел помочь. Обидно. Но доктору везет, его находят китайцы. Весь спектакль смотрится на одном дыхании, не замечаешь как все быстро закончилось. К тому же старая сцена театра, обладая особой историей и очарованием, превращает все в магию.

Отзывы

Казах за кадром.

Метель. В.Сорокин. Т-р "У Никитских ворот". Реж. М.Розовский. Признаться, не очень могу читать современных прозаиков — Пелевина, Сорокина, не говоря уже о разных Улицких-Иличёвских. "Опричник" Сорокина показался несколько прямолинейным и банальным, не продрался через...

ледяное сало: «Метель» В.Сорокина в театре «У Никитских ворот», реж. Марк Розовский

Среди обширной русскоязычной литературной «метелианы», идущей, понятно, от Пушкина и Толстого через поэтов начала 20 века и прежде всего Блока с Белым к Сорокину не стоит забывать про Бориса Пильняка, и я к этому...