Автор: korolevich

ПРОГРЕССИВНАЯ ТЕАТРАЛЬНАЯ ОБЩЕСТВЕННОСТЬ (Челябинск)

Лежа на верхней полукупейной полке задумал наипростейший околотеатральный проект:
«Прогрессивная театральная Общественность».

Суть заключается в следующем:

На базе уже имеющегося сообщества «Театральный Челябинск» в ЖЖ, подобного аккаунта в twitter’e, и специально созданных групп на Facebook’e, ВКонтакте и, допустим, инстаграмме, создается блогерская аудитория, которая с периодичностью раз в две недели а постепенно и раз в неделю ходит на спектакли текущего репертуара челябинских театров.

Каких театров? С кем договоримся. Думаю, вполне возможно договориться и со всеми.

Как ходят? Бесплатно. Называется это все «блогерский показ» — по предварительной записи в соответствующих видах соц.сетей, а лучше по единой записи через TimePad.

После спектакля — открытое такое простое рабоче-крестьянское обсуждение, но при участии представителей театра, а возможно и какой-то профессиональной театральной общественности (можно и хочется попросить о помощи в данном начинании и Центр современной драматургии).

После — отзывы участников блогерского похода в своих аккаунтах: просто: хотя бы на уровне понравилось или нет и почему; вот как понял, что подумал, так и пишет; а обсуждение будет в помощь.

Если договоримся со всеми театрами, то ходим на спектакли по принципу: по очереди в каждый театр. Благо, на носу самый мертвый для театров период — весна / начало лета — театры должны не жадничать и пускать к себе подобную общественность.

Как результат:

— для театров: появляется аудитория, которая будет насмотрена, способна сравнивать, рефлексировать и писать в сети о том, что хотя бы просто была в театре — одно это очень хорошо и даже замечательно!

— снова для театров: создается общность людей, связанная современными информационными потоками, через которые она будет оперативно получать информацию о таких проектах, как лаборатории, читки, эскизы, театральные марафоны, фестивали, премьеры, гастроли, которую можно приглашать на допремьерные показы/сдачи и ждать массы откликов в сети на все эти дела, что для театра много эффективнее простой заметки в прессе;

— итого: это самая живая и настоящая обратная связь для всех театров города;

— для зрителей: это единственно возможный способ системного приобщения к театральному искусству, через который можно учиться брать от похода в театр максимум возможного, копать и вглубь и вширь.

Постепенно эта Прогрессивная Театральная Общественность, договорившись с театрами, может собираться не только ради текущих спектаклей, но и для просмотра записей спектаклей других театров, околотеатральных передач, фильмов и презентаций сопутствующих продуктов: по рекомендации конкретного театра, режиссера, артиста или критика; все это может проходить в разных форматах и на различных площадках, коих в городе более чем достаточно.

Главный принцип: все должно проходить бесплатно и по доброй воле самих театров. Навязываться никому не будем.

А участвовать в этой ПрогрессивТеатральнойОбщности могут все желающие: от простого зрителя, до актера, журналиста, музыканта, режиссера, чиновника от управления культуры и министра, и втомчисле от СТД; я даже ролик придумал — как это все подать.

Всей оргдеятельностью готов заняться сам — в свободное от работы время (благо, здесь в этом плане нужно минимум времени, ни в чем новом разбираться не надо — и без того подобным занимаюсь много лет). Ничьей помощи в начале мне не надо. Но постепенно, по мере увеличения аудитории и приобщения театров, надеюсь в каждом из оных найти сподвижников; и так, буквально на коленке, в течение сезона/двух можно создать отличный театральный клуб, через который качественно и количественно увеличить ту часть театральной аудитории, которая называется «зритель постоянный», «зритель разумный», а в данном случае «зритель прогрессивный».

Никакая критика этой затеи не принимается. Только рекомендации и поддержка. Театры прошу не жадничать. Касса от нескольких десятков зрителей, попавших к вам бесплатно на спектакль, не оскудеет. И зрителя делить между театрами тоже не стоит. Челябинск — город-миллионник, зрителей точно хватит на всех нас, причем в режиме «поход в театр раз/два в год». А уж если кто-то из них начнет ходить раз в месяц, или дай боже в неделю, а после каждого визита вещать об этом хотя бы словом в соц.сети, и уж конечно массой слов в семье, друзьям, коллегам и знакомым, то это — благо всем.

Приеду и начну всем этим постепенно заниматься. Оформлю во единый текст, создам группы в соц.сетях, переговорю с театрами (как минимум: Театр драмы, Камерный, НХТ, Манекен, Студия «Манекен», кстати, кинотеатр им. Пушкина, с которым уже давно хочется что-то сделать вместе, Театр Современного Танца, в котором я просто не сомневаюсь, ну, и попробуем в Оперу и балет, Молодежный, да, студия «У паровоза», а также все близлежащие города — это уже следующий этап) и уже на следующей неделе или через одну начнем ходить.

Пока я думаю вот так. Кто с ходу вдруг решит помочь в сем начинании — буду только рад, Честное Театральное!

Posted via LiveJournal app for iPad.

РЕАЛЬНЫЙ КОММЕНТАРИЙ ОТ КОРОЛЕВИЧА:

Для меня фестиваль «Реальный театр» — это чертовски удобное средство обновления информации о том, каков сейчас есть современный театр. Я могу судить об этом фестивале по 2009 и 2011 годам, и, как мне кажется, Олег Лоевский составляет программу, которая уж чему-чему, а названию «Реальный театр» соответствует целиком и полностью. По этой картинке можно иметь представление о том, каков сейчас драматический театр во всей стране. Да, это субъективно, да, какие-то спектакли удивляют, бывает, даже раздражают, но все одно ты понимаешь (или просто вынужден признать – после того, как хорошенько подумаешь, почитаешь, посмотришь), что в том числе в эту сторону театр развивается сейчас. От этого никуда не деется, это надо знать и всегда иметь в виду.

Кроме того, есть обсуждения спектаклей, которые составляет важнейшую часть фестиваля. Очень правильно то, что это не фестиваль–конкурс. Это избавляет от многого лишнего и совершенно ненужного. Главное, что спектакль сюда попадает, приезжает, показывается, его смотрят, обсуждают и… все, он оставляет какой-то след в театральной истории (от слабенького, почти незаметного и в скором времени исчезающего, до серьезного и, что называется, навсегда). Случается все что угодно, и даже такие серьезные «игроки», как Омская драма могут провалиться («Дядюшкин сон» в 2009 г.), или что-то неожиданное может выстрелить и покорить. Причем совершенно не обязательно единение критики и зрителя, да и критики между собой. Внутренне ты весь фестиваль находишься в состоянии диалога со всеми, кто выражает свое мнение (а таковых на фестивале хоть отбавляй).

И, наконец, фестивальная атмосфера. Возможность общения, наблюдения за реакцией, да и простого созерцания такой массы артистов, постановщиков, сотрудников театров, причем под брендом «Реальный театр» — это всегда интересно.

то, что будет в этом году и насколько это интересно – тут каждый сам может решить для себя. По мне, так афиша хороша. Нет пары-тройки постоянных участников последних двух лет, но судить об этом не могу, ибо не видел их спектаклей прошедших двух лет. Да и перемены, видимо, нужны.

Внимательно прочитал обзоры предыдущих фестивалей, и, как ни странно, но наиболее освещен в СМИ был «Реальный театр» 2005 г. (по крайней мере, это легко найти и по сей день), когда и Роман Должанский писал обзоры практически через день, и есть подробный обзор от Дины Годер, разумеется, Марины Дмитревской, и вообще та атмосфера, когда все как один признавали провал сезона в целом, и это при том, что «У Моста» открыл для российского театра МакДонаха, а «Коляда-Театр» выдал «Ревизора» (ну, и несколько спорных работ, которые я не видел, но читать о которых жутко интересно). В связи с этим очень хочется, чтобы критиков, причем активно пишущих в реальном времени, было как можно больше.

Фестиваль на самом деле реально укрупнился, стал еще известнее, солиднее; надо полагать, что и современная культурная отрасль власти в Екатеринбурге активнее помогает его организаторам. По крайней мере, в этом году пока не было слышно привычных за последние десять лет заявлений Олега Семеновича, что это был/будет последний фестиваль. И это здорово. Наконец-то и на их улице праздник. Реальный праздник!

Резюмируем: если есть деньги, время, и театр вам как минимум интересен, то покупаем билеты в Екатеринбург, бронируем номер в гостинице, приобретаем билеты на спектакли и будет вам счастье. А если денег нет, то сидим дома и кусаем себе локти; и составляем план накопления минимального «Реального» бюджета в течение ближайших двух лет; ну, или устраиваемся работать в театр, который поставит спектакль, который Лоевский возьмет на фестиваль)))

P.S. сам я, на этот раз, пока не могу позволить себе подобную поездку, так что «Реальное Королевское отраЖЖение» не предвидится; очень надеюсь, что писать о фестивале будут другие, причем активно, даже интерактивно, а я в обязательном порядке буду внимательно следить за происходящим с Юга Урала.
______ ______ ______ ______ ______ ______ ______
Позапрошлосезонная «Театральная Стена Крутости (Королевская) 2011-2012
Прошлосезонная «Театральная Стена Крутости (Королевская)» 2012-2013
Действующая «Театральная Стена Крутости (Королевская)» 2012-2013

Театральная Стена Крутости (Королевская) 2013-2014

Здесь я продолжаю третий год размещать все отсмотренные спектакли в порядке крутости: чем выше, тем круче, и наоборот.

Для сравнения – вот позапрошлосезонная «Театральная Стена Крутости (Королевская)» 2011-2012
и прошлосезонная «Театральная Стена Крутости (Королевская)» 2012-2013

И так, поехали (на 06.08.2013 г.)

«Театральная Стена Крутости (Королевская)» 2012-2013

1. «Переезд» по мотивам пьесы Антона Чехова «Три сестры» – Танцевальная компания «2046» при участии актеров «Театра юного зрителя» (Екатеринбург), режиссер-постановщик / хореограф – Ксения Петренко; 6 августа 2013 г., Учебный театр ЧГАКИ (г. Челябинск) (в рамках III Международной Лаборатории Современного Танца)

Правила ведения «Стены Крутости»:

1. на стене размещается каждый отсмотренный спектакль: указывается его название, автор текста, театр, режиссер, дата и место просмотра, если в день спектакль шел несколько раз, то и время;
2. один и тот же спектакль может размещаться несколько раз – в соответствии с количеством его просмотров мною (разумеется, и его место может быть разным – сыграли хуже или лучше, своя или чужая площадка, разный состав и т.д.), а можно и не указывать второй раз – если сыграли также;
3. если я написал Королевские Впечатления от просмотра спектакля, то на стене обязательно дается ссылка;
4. при желании и/или необходимости, мелким шрифтом делаю комментарии к позиции;
5. желательно размещать спектакль на стене в течение как максимум трех дней с момента просмотра;
6. после размещения на стене позицию спектакля менять нельзя;
7. НОВОЕ ПРАВИЛО (от 12 октября 2012 г.): на стене размещаются только те спектакли, которые посмотрел я, и которые мог посмотреть обычный зритель; те прогоны или показы, которые я смотрел в связи со своей работой в театре, на стену не попадают;
8. НОВОЕ ПРАВИЛО (от 6 мая 2013 г., но имеет силу обратного действия): на стене не размещаются спектакли тех театров, в которых я работаю;
9. будет что-нибудь еще.

Семь пунктов более чем достаточно, я считаю.
______ ______ ______ ______ ______ ______ ______

______ ______ ______ ______ ______ ______ ______
Позапрошлосезонная «Театральная Стена Крутости (Королевская) 2011-2012
Прошлосезонная «Театральная Стена Крутости (Королевская)» 2012-2013

Впечатления Королевича Никиты от Переезда «2046»

Вчера открыл для себя новый театральный сезон 2013-’14 гг.

В эти дни в Челябинске проходит III Международная Лаборатория Современного Танца, в рамках которой и был показан этот спектакль (его постановщиком является один из педагогов данной лаборатории, так что это во многом был спектакль для учеников/участников лаборатории, как возможность посмотреть на готовый продукт своего преподавателя).

Танцевальная компания «2046»
при участии актеров Театра юного зрителя (г. Екатеринбург)

«Переезд»
пластическая драма
по мотивам пьесы Антона Чехова «Три сестры»

Режиссер-постановщик – Ксения Петренко (Санкт-Петербург)
Хореография – Ксения Петренко совместно с танцовщиками «2046»</b>
Композитор — Александр Жемчужников
Художник по свету – Сергей Москалюк
Идея сценографического решения спектакля — Екатерина Малинина (Санкт-Петербург)
Помощь в подборе костюмов — Сергей Илларионов (Санкт-Петербург)

Насколько я понял, в Екатеринбурге есть танцевальная компания «2046», которая состоит из четырех танцовщиков и все. Ни художественного руководителя, ни директора у них нет, а только они сами и масса друзей, с помощью которых (или без оной) они осуществляют разнообразные данс-проекты.

В прошлом году они подали заявку в Фонд Михаила Прохорова на постановку спектакля по мотивам «Трех сестер» с хореографом Ксений Петренко из Санкт-Петербурга (а вообще она из Челябинска, где работала в театре «Манекен» — как много дорог идет из «Манекена»). Фонд деньги выделил, и премьера состоялась в ноябре-декабре ‘12 г., в рамках фестиваля современной хореографии, который проходит на базе Музкомедии.

Теперь об идее этой постановки. В спектакле участвуют (если не ошибаюсь) двенадцать артистов: четыре танцовщика – исполнители ролей Ольги, Маши, Ирины и Андрея Прозоровых; четыре драматических артиста – исполнители ролей Вершинина, Тузенбаха, Соленого и Натальи; и четыре музыканта, которые играют, сидят и иногда перемещаются по сцене, представляя собой аккомпанемент спектаклю (причем иногда претендуя на равноправную партию). Кроме того, появляются и Ферапонт, и, быть может, кто-то еще из персонажей этой пьесы, а возможно, что и из других произведений Антона Павловича – все это силами упомянутых артистов.

Такова идея, такова заданная схема.

Я расскажу о своих впечатлениях, как от спектакля, так и от последующего обсуждения.

Сам «Переезд». Всегда после просмотра того или иного спектакля возникает какое-то конкретное желание. На выходе из театра хочется или плакать, или веселиться, смеяться, бегать, прыгать, сидеть, лежать, думать, писать, молчать, говорить, забиться в угол и думать и переживать только что увиденное, успокаиваться и просто быть счастливым. Впрочем, иногда ничего не хочется. Разве что выпить. Что возникло после «Переезда»? Желание посмотреть его еще раз. Спектакль длится что-то около полутора часов, и уже на середине действа я понял, что для полноценного восприятия нужно как минимум еще раз, а то и два посмотреть этот спектакль. Но пересматривать требо не ради «полноценного восприятия», а просто хочется, мне, как зрителю.

Сказать, что это интересно – мало. Сказать, что это круто (в том виде, как это было представлено вчера на сцене учебного театра ЧГАКИ) – нет, пока нет. Идея – да, начало ее реализации – еще раз да, но это совершенно точно не конечный результат.

В спектакле очень много купюр и это не развернутая постановка «Трех сестер». Все так и есть, как заявлено – пластическая драма по мотивам пьесы. Языком тела постановщик передает атмосферу в семье Прозоровых и их внутренний мир, их переживания, их ощущения. В этом и есть основное отличие театра драматического от театра пластики (я так думаю). Если первый, прежде всего, о том, что думает человек, почему он говорит те или иные слова и совершает те или иные поступки, то пластический театр про то, что чувствует, какие ощущения у того или иного персонажа. И попытка выразить пластическими решениями чувства главных действующих лиц этой пьесы – это очень интересно. Сама история отошла на второй план, а во главе угла встали переживания Ольги, Маши, Ирины и Андрея. У каждого из них есть свой монолог – пластический монолог. И это для меня самое важное в спектакле.

Текста в постановке практически нет. Он появляется местами и, так сказать, реализован в двух видах: местами он словно вырывается у артистов, которые работают в пластике, то есть они произносят отдельные слова, короткие фразы, при этом разговаривая друг с другом и повествуя зрителю хореографическим языком (в основном это присутствует у танцовщиков); а в отдельных местах артисты произносят отрывки текстов своих персонажей (преимущественно это делают драматические артисты), благодаря чему ты окончательно идентифицируешь: кто есть кто. Был момент, когда звучал записанный голос. И вот это довольно сильно и неприятно резануло, так как до этого все было вживую, даже большая часть музыки (органично переплетенная с записанными музыкальными фрагментами).

Мне показалось очень точным это фрагментарное произношение текста. На самом деле создавалось впечатление, что текст буквально вырывается у артистов. Не сказать этих слов было бы уже искусственно. И как выяснилось на обсуждении, это действительно так. Во время репетиций это начало появляться само собой, что режиссер и оставил.

Весь остальной текст, равно как и попытка выстроить историю, причем оборвавшаяся на моменте сборов и отъезда Ирины, а такое ощущение, что и всех разом, это показалось необязательным. В итоге вообще получается какой-то хэппи-енд. Я понимаю, что это современная театральная тенденция и все такое, но это скучно. И в данном спектакле это далеко не самое главное. Да, особо отмечу, что я говорю с точки зрения театра драматического.

Так вот, большинство сюжетных изысков, которые были найдены и придуманы артистами и постановочной группой, это как может быть, так можно обойтись и без этого. Весь смысл – именно в ощущениях этих персонажей. Пьесу, историю, характеры, психологию – все это знают, это можно увидеть во множестве театров, в разных вариантах и прочая и прочая. Но спектакль «Переезд» о том, что чувствуют Ирина, Маша, Ольга, Андрей, Наташа (воспринятая в этом спектакле как существо одноклеточное, а зря), Барон, Соленый, Вершинин. Могут быть интересны и хороши все они, а не только Прозоровы.

Сочетание танцовщиков и драматических актеров – штука безумно интересная и, как мне кажется, перспективная. Причем, разумеется, в хореографических постановках. Заставлять «хореографов» играть в психологическом театре, верно, пустая трата времени, и не думаю, что им это интересно и нужно (так, уточнение: это если говорить о постановке драматического спектакля только с танцовщиками, но использование хореографов в драматических спектаклях – это круто). А вот то, что современным артистам драматических театров необходимо работать в пластике – это факт. И здесь все зависит от таланта постановщика.

Летом, во время гастролей театра «Красный факел», я посмотрел их спектакль «Без слов» и был разочарован. Абсолютно любительская работа с точки зрения хореографического театра, и ужасно скучная театральная работа в целом. Сразу видно, что играют артисты – не танцоры. Они пытаются что-то сказать, но не умеют это делать при помощи своего тела. И они заменяют слова какими-то движениями из драматического театра. Получается что-то на уровне КВНовских миниатюр. Там все ясно буквально с первых минут. В том спектакле артисты не разговаривают на языке тела. А это нонсенс – ничего не говорить вообще: ни телом, ни словами. Получилось «Без всего», а не «Без слов». Да, местами красиво, стильно так, со светом поиграли. Но и полно.

А здесь – в «Переезде» — режиссер и хореограф все сделала совершенно правильно. Вся основная работа и хореографические монологи лежат на танцовщиках, но и драматические актеры поставлены на очень хороший уровень. Они не берутся за то, что не смогли бы сделать, а выполняют только посильные им элементы. В итоге ты смотришь на них не как на танцовщиков и актеров, а как на семью Прозоровых, которая вот такая, вот так они себя ощущают в этой действительности, в этом месте, в этом окружении; а все остальные – они другие. Есть мотивы, что они несколько примитивнее, но я это не считывал, не хотел считывать, и пусть этого нет и вовсе.

Здесь, в Челябинске, спектакль игрался на сцене, а зрители сидели в довольно большом зале учебного театра. Но изначально – в Екатеринбурге – спектакль ставился на планшете сцены, где сидят и зрители – много ближе, они буквально вписаны в сценическое пространство, и их не так много, около шестидесяти. И там, уверен, спектакль смотрится и воспринимается совершенно иначе. Вообще современная хореография – дело подробное. Я жалел, что большую часть моментов просто не увидел, так как сидел далеко.

Режиссером-постановщиком придуманы очень интересные и красивые решения, использование разных театральных приемов, по-разному и очень уместно обыгрывается привычный реквизит, белые чашки с блюдцами, карты и т.д. Все это надо видеть близко, равно как и саму работу артистов.

В центре сцены расположен стол с четырьмя ящичками – на каждую из сестер и брата. Все действо крутится вокруг этого стола. Над ним висит пара оконных рам. В определенный момент остальные персонажи выкатывают огромную по сравнению со столом металлическую конструкцию – такие лиса в три уровня. Вот вам уютный мир Прозоровых, и вторжение и воздвижение в нем чего-то несуразного, чуждого нелепого. Через эту конструкцию появляются Вершинин, Соленый, Барон и, разумеется, Наталья. Для меня это дело ассоциируется прежде всего именно с Натальей Ивановной.

В финале при помощи станков от этой конструкции и через стол монтируется подиум, по которому все действующие лица покидают свой дом, уезжают. Свершается сам «Переезд» — то, к чему все это вело, чего невозможно было избежать. В этом плане нет никакого хеппи-енда. Все, что случилось дальше – это на самом деле «переезд», переезд на языке чувств; быть может, физически кто-то и останется здесь, в этом доме и в этом городе, но ощущать себя здесь он будет иначе. И даже тот самый стол теперь будет восприниматься по-другому, не как место сбора всей семьи, а как вмонтированный в дорогу элемент, как нечто пройденное и безвозвратно ушедшее.

Но и без объяснений я принимаю этот финал как режиссерскую позицию. Весь спектакль дает понять, что его автор – профессионал и что воспринимать его нужно через доверие к постановщику.

Чего мне не хватило, так это насыщенности действа. Если текста, местами, было слишком много (хотя его почти не было), то плотности хореографического языка иногда не хватало.

Другое дело, что этот спектакль постоянно меняется и дорабатывается. Кроме того, наблюдая за спектаклем из зрительного зала я, как уже сказал, упускаешь массу всего того; а если бы сидел практически на сцене, то весь этот мир, плюс расположенные и существующие на сцене музыканты – все это захлестнуло бы меня с головой. Это тоже надо учитывать.

После спектакля состоялось обсуждение. Массу изложенных выше подробностей я узнал именно из него. Признаюсь, что я был поражен хореографом Ксенией Петренк

Реально вопросительное

Друзья и недруги, в виду грядущего фестиваля «Реальный театр – 2013» я решил кой-чего написать, посмотреть, почитать и еще написать, для чего хочу найти афиши всех предыдущих одиннадцати фестивалей; пока в сети нашел лишь афиши IX, и тех, где побывал сам: X фестиваля ’09 и XI фестиваля ’11 гг. Все, что было раньше — очень и очень интересует.

Если у вас есть афиши фестивалей «Реального театра» — начиная с 1990 года и по 2007 год — пожалуйста, отправьте сие дело на мою почту:
nickita.plehanov@gmail.com

Королевская Благодарность не будет знать границ. Ну, и как результат, материал об этом фестивале будет интереснее, Честное Королевское!

Что есть и чего нет:

XII Реальный театр – 2013:
афиша: есть
плакат: пока нет

XI Реальный театр – 2011:
афиша: есть
плакат: да (Лоевский возле огромного кирпича, завернутого в бумагу)

X Реальный театр – 2009:
афиша: есть
плакат: пока не нашел в электронном виде, но дома в Тюмени он висит (Лоевский с какой-то масленкой на голове)

IX Реальный театр – 2007:
в Екатеринбурге:
афиша: есть
плакат: нет (какой был?)
в Нижнем Новгороде:
афиша: есть
плакат: нет (какой был?)

VIII Реальный театр – 2005:
афиша: нет
плакат: нет (железная ограда, на которую навалилась, падая, коряга-монстр (непосредственно «реальный театр») с вырезанной скромной надписью «Алик дурак»)

VII Реальный театр ~ 2003:
афиша: нет
плакат: нет (Лоевский спит в пустом театральном зале, за его спиной поднимается заря нового, а слова «Реальный театр» изъедены трещинами)

VI Реальный театр ~ 2001:
афиша: нет
плакат: нет

V Реальный театр ~ 1999:
афиша: нет
плакат: нет

IV Реальный театр ~ 1997:
афиша: нет
плакат: нет

III Реальный театр ~ 1995:
афиша: нет
плакат: нет

II Реальный театр ~ 1993:
афиша: нет
плакат: нет

I Реальный театр — 1990:
афиша: нет
плакат: нет

Буду рад любым дополнениям и уточнениям.

______ ______ ______ ______ ______ ______ ______
Позапрошлосезонная «Театральная Стена Крутости (Королевская) 2011-2012
Прошлосезонная «Театральная Стена Крутости (Королевская)» 2012-2013

Нужна театральная жизнь

Челябинские (конечно, не только Челябинские, но и они в том числе) театры в их современной – новейшей – истории погрязли в рутине. Они механически ставят спектакли, делают это с большим или меньшим успехом, в целом – довольны своей жизнью (я так думаю), однако, уверен, понимают, что могли бы делать много больше.

То, что в Челябинске театры есть – факт. Почти два года назад, когда я собирался переезжать в Челябинск, мне сказали, что театров в Челябинске нет. Я и тогда с этим не был согласен. Хотя, понятно, что говорилось это в том плане, что живых, адекватных и современных театров нет. Что здесь нет театральной жизни как таковой.

И вот, с тем, что здесь нет живых театров – я все-таки не согласен. И дело не в признании и успешности. Театр кукол со своим «Кроликом Эдвардом» два года назад был лучшим; здесь есть фантастический Театр современного танца Ольги Поны, есть очень симпатичный, особенно своим духом, своей атмосферой, да и просто людьми театр «Манекен», есть необычный и, как мне кажется, искренний, профессиональный и открытый НХТ, есть довольно известный Камерный театр, есть «Студия-театр «Манекен», в которой трудятся чертовски любопытные молодые артисты, следить за развитием которых интересно, приятно и, думаю, полезно; есть Мастерская новой пьесы «Бабы», тоже абсолютно самобытное, искреннее и живое явление, и, наконец, есть Театр драмы, который за минувший сезон проделал огромную работу по тренировке, восстановлению и подготовке себя к новым свершениям, которые, в свою очередь, более чем способны вывести театр на новый качественный уровень, причем уже даже в грядущем сезоне. И это даже не все театры.

Короче говоря, театры есть. А вот то, что театральной жизни нет – это, скорее, да. Да и сами театры – что они есть в данный момент? Объекты или субъекты этой самой, вполне возможно, на данный момент отсутствующей театральной жизни? Иначе говоря, если пытаться реанимировать ее, эту самую жизнь, то в качестве кого будут выступать вышеперечисленные театры? И мне кажется, что если их взять как есть сейчас, то скорее в качестве объектов – то есть того, на что можно и нужно воздействовать. Но кто этим должен заниматься? Кто будет субъектом, источником действия? Сами театры как есть ими быть не могут, т.к. всецело заняты наладкой, корректировкой или просто осуществлением текущей деятельности, которая и является рутиной, отнимающей массу времени, но необходимой, ибо все-таки большой или даже средний, а то и маленький репертуарный театр – это организация людей, которыми нужно управлять, которыми нужно заниматься, о которых нужно заботиться и за которых этот самый театр несет ответственность.

Иначе говоря, театры могут быть лишь объектами деятельности кого-то иного, причем эта деятельность не должна выбивать их из колеи, а наоборот, способствовать движению по налаженному пути, делая это движение более удобным, интересным, заметным, успешным, а постепенно и менять направление этого движения – чтобы театр «ездил» не по кругу, а по новым для себя и своего зрителя местам. Вот и все.

Но кто может выступить в качестве этого субъекта? Самое очевидное, безболезненное и простое – это все-таки сами театры, но не в привычном «своем пространстве» — где каждый работает у себя и для себя, а в новых для себя и для всех других условиях. Нужны новые площадки для общения, проб, ошибок, попыток, экспериментов, а в целом это называется так: для совместного творчества. Каждый из вышеперечисленных театров с большей или меньшей интенсивностью знакомится с новыми людьми, другими театрами, театральными менеджерами, драматургами, фестивалями/конкурсами, фондами и прочая и прочая. Но этот новый опыт он использует минимально – только для себя и только в тех смыслах, которые открылись или были подсказаны ему одному. Большинство из всего нового театры или не используют совсем, а если и реализуют у себя, то катастрофически медленно и не уверен, что на все сто процентов.

Как это можно исправить?

Во-первых, создать или преобразовать уже имеющиеся площадки для совместного творчества в более действенные, но вместе с тем, ни к чему не обязывающие. Они должны лишь предоставлять возможность для творчества и раскрытия потенциала актеров, режиссеров, художников и даже менеджеров.

Для этого совершенно не нужно собирать директоров и художественных руководителей театров. Я бы даже сказал, что как раз этого делать и не надо. Нужна просто их добрая воля – позволение сотрудникам своих театров в свободное от профильной деятельности (которая не так велика, это я знаю наверняка, да все это знают – было бы желание) время работать на этих совместных площадках над теми или иными экспериментами.

Что это даст самим театрам?

Тот же самый директор или худ.рук, завлит, художник, артист, работник цеха – все они смогут увидеть знакомых людей в новых условиях, в новых формах, с новым содержанием. Эскиз спектакля или простая читка способна дать понять много больше, нежели простое прочтение дома на диване или в рабочем кресле того или иного текста и абстрактное, замыленное штампами представление о том, как это смог бы реализовать тот или иной режиссер с конкретными артистами. Очевидно, что если артисты из разных театров под руководством режиссера (вообще неважно какого: местного или из другого города, знакомого или нет, молодого или опытного, главное, жаждущего работать, пробовать и экспериментировать) будут пробовать работать с новыми для себя текстами, то это по определению выдаст нечто любопытное. Это как дважды два. И театры смогут перенимать тексты на свои площадки, переводя их в спектакли своего репертуара.

Кроме того, все вышеперечисленные представители театров могут и даже должны быть не просто сторонними наблюдателями, а непосредственными участниками подобных экспериментов. Ведь это невероятно интересно – попробовать себя в новой команде, при этом совершенно ничем не рискуя. Сочетание традиций разных театров, разных артистов, разных идей и текстов – все это придаст импульс к развитию театра, а главное – появлению театральной жизни, стимулированию чистого творчества. Это и будет та на данный момент практически недоступная свобода творчества.

Все ресурсы для этого есть:

— площадка — у каждого театра есть, и при желании и доброй воле руководства этих театров, можно легко находить место для репетиций и показов работ;

— артисты — готовые к новым работам, экспериментам, но (что важно!), понимающие важность профессионального отношения к делу – есть, я уверен, что есть;

— режиссеры-постановщики – есть несколько молодых, пока не успевших реализовать себя, есть ряд опытных, признанных, но работающих только со своей труппой, наконец, есть много режиссеров в близлежащих городах/театрах, и есть огромное количество тех, кто периодически приезжает в наш город, или которые хотели бы сюда приехать на постановку, и в их интересах попробовать, а главное – показать себя пробной работой, поставив здесь читку или эскиз спектакля; я в течение прошлого сезона познакомился с целым рядом интересных молодых режиссеров, которым, думаю, было бы интересно сделать это в Челябинске;

— цеха – есть в каждом театре, и все при той же доброй воле руководства театра, они с радостью и энтузиазмом помогут в такой работе;

— организация процесса – ВОТ! Вот этого нет. Нет инициативы, новой крови нет, нет энергии, одним словом – нет команды заинтересованных людей, которые театр любят, которые в нем разбираются и которые готовы учиться, пробовать, ошибаться, но главное – жаждут добиться успеха. Однако, все это результат: инициатива, команда, энергия. А его составные части, уверен, также, как и все вышеперечисленное, есть.

Для организации процесса нужно несколько людей, которые готовы все свое свободное, а то и вообще все свое время потратить на этот процесс. Каждый театр, я надеюсь, заинтересован, чтобы этот процесс завязался. И иметь хотя бы одного участника этого процесса в своем штате – это нормальное желание любого театра; хотя, конечно, это и не обязательно.

Чем это может быть? Допустим, такой площадкой мог бы выступить «Центр современной драматургии». Я, честно, не знаю, чем он занимается в Челябинске (и вообще существует ли еще), какие осуществляет проекты и так далее – как-то не случилось познакомиться и разузнать. Но вроде как он был заявлен в Челябинске, и при желании именно на его базе можно было бы осуществить нечто подобное.

Что-то другое? Вполне. Неважно как это назвать: театральным центром, культурным центром, центром развития драматургии, центром развития театрального искусства – масса вариантов. Для начала это даже не обязательно оформлять как отдельное юридическое лицо.

Несколько людей при все той же доброй воле хотя бы пары театров могли бы начать постепенную работу по реализации современных текстов на разных театральных площадках. Назвать это можно и «марафоном», и «забегом», и «стоянкой» — все одно! Текстов очень много, причем необязательно отечественных. Презентации оных могут быть как в виде уже знакомых всем читок, так и самими авторами (благо, в Челябинске, и уж тем более в близ расположенном Екатеринбурге их более чем достаточно, и они хороши, интересны, а местами даже прекрасны), и в виде эскизов, где можно задействовать хореографию, музыку, вокал (есть филармония, есть огромный Театр оперы и балета, забыть о сотрудничестве с которым – глупо, ибо они интересны, хороши и при работе с ними драматический театр будет только выигрывать, равно как и для них это должно быть интересно) и т.д.

Здесь важно терпение, желание работать, установка на постоянную и максимально насыщенную разнообразную афишу и требование к профессионализму.

И если это получится сделать, то, думаю, что это само позволит решить вторую, не менее важную (но все-таки именно вторую, следующую за обсуждаемой проблемой) проблему – проблему зрителя.

Сейчас, кроме рутины, которая убивает чистое творческое начало, есть проблема зрителя. Вернее, его отсутствия. В Челябинске очень мало именно театрального зрителя. Абсолютное большинство тех, кто сидит в зрительных залах всех театров – люди случайные. Кто не верит – проведите опрос среди своих зрителей, где спросите только один вопрос: как часто вы ходите в театр (в целом, не обязательно только в ваш)?

Держу пари, что порядка сорока или пятидесяти процентов ответят, что ходят раз в год и реже, а еще двадцать или тридцать процентов ходят раз в полгода. И это в театр в целом! Вообще.

Иначе говоря, тех, кто может оценить работу театра в его развитии, кто знает ваших артистов, вашего режиссера – таких зрителей очень мало.

Довольно хорошим, а вместе с тем печальным показателем был марафон современной немецкой драматургии, который прошел в Челябинске в конце мая. В нем принимали участие Камерный театр, Студия-театр «Манекен», НХТ, Верхнеуфалейский театр «Вымысел» и Театр драмы. Везде было заявлено, что читки будут делать главные режиссеры, или режиссеры, которые довольно много поставили в этих театрах. То есть для зрителя каждого из этих театров потенциально это должно было быть чертовски интересно: увидеть работу его любимых артистов, его любимого режиссера в новом тексте, причем только один раз – в общем, это уни&#10

Top of the «Ко…-P…»

Все тут подводят свои итоги прошедшего театрального сезона, все дела. Меня это искренне радует. По моему глубокому убеждению, ничего кроме пользы не будет, если все театральные критики, театроведы, какие-то активные зрители (чье мнение вдруг кому-нибудь будет интересно) будут вести подобные рейтинги, подводить итоги, раздавать своих слонят и прочая и прочая.

Даешь плюрализм мнений! Лишь сравнивания массу разных мнений можно делать какие-то выводы. Хотя последнее – пустое. Самое интересное, это сравнивать свое мнение с мнением другим. И только. Читать о том, что кому понравилось, когда сам я этого не видел, жутко утомительно. Я не могу читать рецензии на спектакли, которых я не видел. Это скучно! И уж тем более, если я не знаю этот театр, этого режиссера, да еще и пьесу не читал. Пустая трата времени и только.

Так что всегда обращаю внимание только на то, что я или смотрел, или знаю этот театр / режиссера, или потенциально могу посмотреть. Ну, в крайнем случае, если что-то сильно хвалит человек, которому я доверяю, я беру это на заметку. Все остальное покрывается огромным полотном с надписью «не судьба». Я люблю театр, очень, но не виртуально, не на расстоянии, а исключительно в практическом применении.

Но полно. Сейчас вообще о другом.

Фестиваль тут недавно был – «Коляда-plays ‘13». И я еще не закончил о нем. Да.

Ранее всегда я вел свой Королевский Рейтинг или там Альтернативное Королевское Подведение Итогов и т.п. Но здесь, так как все конкурсные спектакли шли одновременно, и при всем желании можно было посмотреть лишь одну пятую часть от всей программы, то подводить свои итоги было сложно.

Официальные итоги ЗДЕСЬ

А вот составить единый рейтинг всех спектаклей, которые мне удалось посмотреть на этом фестивале, я думаю, можно. Так, больше для себя, разумеется.

И без призовых мест / номинаций. Просто в столбик, в порядке убываний – что понравилось больше, то выше, что меньше – то ниже. И небольшой комментарий в скобках, если это требуется.


«Коляда-Театр» — Антон Чехов «Вишневый сад»
(это, безусловно, много лучше всего, что я посмотрел и на этом фестивале, и, думаю, за весь сезон в целом).

«Коляда-Театр» — Карло Гольдони «Слуга двух господ»

«Коляда-Театр» — Жан-Батист Мольер «Лекарь поневоле, или играем Мольера»
(отличный пример того, как надо ставить комедии в современном театре; но брать этот пример в другие театры, думаю, никакого смысла не имеет – ибо вряд ли получится; я так думаю)

«Коляда-Театр» — «Два + два» Николай Коляда
(а никуда не денешься, я хотел бы поставить сюда другой спектакль, вернее, спектакль другого театра, но объективно этот лучше, Честное Королевское)

Краснодарский театр драмы им. Горького – проект «Double Пулинович» Ярослава Пулинович «Жанна»
(наконец-то не «Коляда-Театр»! Да, из того, что удалось посмотреть мне, это лучший спектакль – участник фестиваля; все, что было выше – вне конкурса, разумеется; другое дело, что практически все спектакли-победители я пропустил)

Краснодарский театр драмы им. Горького – «Double Пулинович» Ярослава Пулинович «Как я стал»
(вполне себе достойное, а главное – интересное продолжение этого «Double-проекта»)

Актерский курс Николая Коляды – спектакль-концерт жестовой песни «Старые песни о главном 2»
(а тут просто хорошее воплощение уже давней отличной идеи спектакля-концерта жестовой песни; новый курс Николая Владимировича более чем хорош, это факт)

Пермский Театр-Театр – Анна Батурина «Фронтовичка»
(спорный, совсем неблизкий мне спектакль, где форма кратно преобладает над содержанием, но где есть отдельные моменты, которые говорят о потенциале режиссера; вопрос в том, куда он пойдет в своем развитии)

Екатеринбургский центр современной драматургии – театральный перформанс «Рыжий»
(расхваленный в Екатеринбурге, и, верно, потому не оправдавший надежд спектакль; другое дело, что для меня самым ценным был, так сказать, тот месседж спектакля, что «поэзия – это круто»; этого вообще нет нигде, и то, что это есть в «Рыжем» — прекрасно)

«Коляда-Театр» — презентация пьесы Ирины Васьковской «Март»
(как это ни странно, но презентация пьесы от студентов переплюнула спектакль, который стоит на строчку ниже; но все дело в самих пьесах; хотя, и не только)

«Коляда-Театр» — Ирина Васьковская «Уроки сердца»

Самарская академия культуры и искусств – Василий Сигарев «Черное молоко»
(обычная работа обыкновенного студенческого театра, даже не театра, а просто курса, все; да, есть неплохая роль, и пара ролей похуже, но остальное – все мимо)

Молодежный театр «Ангажемент» (г. Тюмень) – Николай Коляда «Баба Шанель»
(откровенно слабая режиссерская работа, где постановщик просто не разобрался, как он ставит спектакль, как передает текст, о чем вообще он ставит)

«Коляда-Театр» — презентация пьесы Светланы Баженовой «Мой папа Иисус»

Все. Итого четырнадцать спектаклей.
______ ______ ______ ______ ______ ______ ______
Прошлосезонная «Театральная Стена Крутости (Королевская) 2011-2012
Действующая «Театральная Стена Крутости (Королевская)» 2012-2013

Иллюстративность (так, ворчу)

Как-то раз я имел небольшой спор по поводу того, должен ли быть спектакль иллюстрацией пьесы. Я утверждал, что ни в коем случае. Что иллюстративность в театре – это плохо, это скучно. Это копирование, а по сути – паразитирование. Собственно, на этом спор и завершился.

Уже далее обдумывая это (сказал сие даже не задумываясь, ибо никогда не считал возможным изначальную постановку цели режиссера, как иллюстрацию текста; спектакль – это самостоятельный творческий продукт, а вот читка, эскиз, презентация пьесы – да, здесь возможна и должна быть иллюстративность, в этом их цель; но спектакль – это в любом случае нечто новое, авторское произведение постановочной группы), я понял, что, верно, это много проще – ставить себе цель «иллюстрация пьесы», отталкиваться именно от этого. Это вообще многое объясняет.

Вот что получается, если делать именно так – точно так, как и в попытке изложить историю Наполеона подобным методом:

«…
«Людовик XIV был очень гордый и самонадеянный человек; у него были такие-то любовницы и такие-то министры, и он дурно управлял Францией. Наследники Людовика тоже были слабые люди и тоже дурно управляли Францией. И у них были такие-то любимцы и такие-то любовницы. Притом некоторые люди писали в это время книжки. В конце 18-го столетия в Париже собралось десятка два людей, которые стали говорить о том, что все люди равны и свободны. От этого во всей Франции люди стали резать и топить друг друга. Люди эти убили короля и еще многих. В это же время во Франции был гениальный человек — Наполеон. Он везде всех побеждал, то есть убивал много людей, потому что он был очень гениален. И он поехал убивать для чего-то африканцев, и так хорошо их убивал и был такой хитрый и умный, что, приехав во Францию, велел всем себе повиноваться. И все повиновались ему. Сделавшись императором, он опять пошел убивать народ в Италии, Австрии и Пруссии. И там много убил. В России же был император Александр, который решился восстановить порядок в Европе и потому воевал с Наполеоном. Но в 7-м году он вдруг подружился с ним, а в 11-м опять поссорился, и опять они стали убивать много народа. И Наполеон привел шестьсот тысяч человек в Россию и завоевал Москву; а потом он вдруг убежал из Москвы, и тогда император Александр, с помощью советов Штейна и других, соединил Европу для ополчения против нарушителя ее спокойствия. Все союзники Наполеона сделались вдруг его врагами; и это ополчение пошло против собравшего новые силы Наполеона. Союзники победили Наполеона, вступили в Париж, заставили Наполеона отречься от престола и сослали его на остров Эльбу, не лишая его сана императора и оказывая ему всякое уважение, несмотря на то, что пять лет тому назад и год после этого все его считали разбойником вне закона. А царствовать стал Людовик XVIII, над которым до тех пор и французы и союзники только смеялись. Наполеон же, проливая слезы перед старой гвардией, отрекся от престола и поехал в изгнание. Потом искусные государственные люди и дипломаты (в особенности Талейран, успевший сесть прежде другого на известное кресло и тем увеличивший границы Франции) разговаривали в Вене и этим разговором делали народы счастливыми или несчастливыми. Вдруг дипломаты и монархи чуть было не поссорились; они уже готовы были опять велеть своим войскам убивать Друг друга; но в это время Наполеон с батальоном приехал во Францию, и французы, ненавидевшие его, тотчас же все ему покорились. Но союзные монархи за это рассердились и пошли опять воевать с французами. И гениального Наполеона победили и повезли на остров Елены, вдруг признав его разбойником. И там изгнанник, разлученный с милыми сердцу и с любимой им Францией, умирал на скале медленной смертью и передал свои великие деяния потомству. А в Европе произошла реакция, и все государи стали опять обижать свои народы».»

Очень много людей, которые считают себя… (ладно, не будем), думают, что да, вот это и есть театр (в том числе). И примеров такого театра много. Но это театр ненастоящий. Причем это даже не продукт ремесла, какого-то шаблона, чего-то неинтересного, это просто непрофессионально. Я так думаю. Таких дел гораздо больше, нежели театра настоящего, театра умного, театра как раз профессионального, то есть вообще нормального. После этого даже хоть сколько-то вменяемая постановка порой заставляет радоваться как ребенка. Я уж не говорю… Да я уж не говорю. Уж молчу. Так, ворчу.
______ ______ ______ ______ ______ ______ ______
Прошлосезонная «Театральная Стена Крутости (Королевская) 2011-2012
Действующая «Театральная Стена Крутости (Королевская)» 2012-2013

Применимо ко всему:

Не могу удержаться еще от одной цитаты. Мне кажется, здесь и про все, и про театр в частности.

Часть вторая четвертого тома начинается так:

«Для человеческого  ума  недоступна  совокупность  причин  явлений. Но потребность отыскивать причины вложена в душу человека. И человеческий ум, не вникнувши в бесчисленность и сложность условий явлений, из которых каждое отдельно может представляться причиною, хватается за  первое, самое понятное сближение и говорит: вот  причина. В  исторических событиях  (где предметом наблюдения суть действия людей) самым первобытным сближением  представляется воля богов, потом воля тех людей, которые стоят на самом видном историческом месте, — исторических героев. Но стоит только  вникнуть в  сущность каждого исторического   события,   то   есть  в   деятельность  всей  массы   людей, участвовавших  в событии, чтобы убедиться,  что воля  исторического героя не только не руководит действиями масс, но сама  постоянно руководима. Казалось бы,  все равно понимать значение  исторического события  так  или иначе.  Но между человеком, который говорит, что народы Запада  пошли на Восток, потому что  Наполеон   захотел   этого,  и  человеком,  который  говорит,  что  это совершилось, потому что  должно было совершиться, существует то же различие, которое существовало между людьми,  утверждавшими,  что земля стоит твердо и планеты движутся вокруг нее, и теми, которые говорили,  что они не знают, на чем держится земля, но знают, что есть законы, управляющие движением и ее, и других планет. Причин исторического события — нет  и не  может быть,  кроме единственной  причины всех  причин. Но есть  законы, управляющие событиями, отчасти  неизвестные, отчасти  нащупываемые  нами.  Открытие  этих  законов возможно только тогда, когда  мы вполне  отрешимся  от  отыскиванья причин в воле  одного человека,  точно  так же, как открытие законов движения  планет стало  возможно  только   тогда,  когда  люди  отрешились  от  представления утвержденности земли.
…»

Любой спектакль, это, в том числе, и попытка найти причины явлений. В идеале (в своем большинстве, конечно, ничего разумного нет, но про большинство я молчу). Но, верно, если в основу положить не поиск этих причин, а законы, управляющие событиями, то все будет много интереснее, логичнее, понятнее, а вместе с тем – сложнее и богаче.
______ ______ ______ ______ ______ ______ ______
Прошлосезонная «Театральная Стена Крутости (Королевская) 2011-2012
Действующая «Театральная Стена Крутости (Королевская)» 2012-2013