для тех, кто ищет и не боится: «Кеды» Л.Стрижак в ЦДР, реж. Владимир Панков

Как говорила Наина Иосифовна Ельцина, вежливо пытаясь отклонить приглашение на «Трех сестер» в постановке Петера Штайна — «вы знаете, а мы с Борис Николаичем еще в Свердовске эту пьесу успели посмотреть». Я видел «Кеды» Стрижак в «Практике» пять лет назад, и уже тогда спектакль не считался премьерным, хотя казался довольно свежим, во всяком случае было понятно, что он появился как отклик на волну т.н. «массовых протестов» 2011 года.

Версия «Практики», между прочим, пережила все последующие смены руководства и остается в репертуаре до сих пор, но сегодня о тех временах и событиях как-то странно и трудно вспоминать, социально-политический контекст совершенно другой. Однако у Панкова и другой жанр — его фирменная «саундрама», с громогласным, порой сумбурным музыкальным сопровождением, взрывающим изнутри в драматическое действие и одновременно с переменным успехом пытающееся его определять, организовывать по законам музыки.

Фантасмагорической, метафоричной и одновременно функционально-служебной фигурой в панковской композиции выступает некий «рок-стар» с электрогитарой — под Мэрилина Мэнсона загримированный «человек от театра», комментирующий сценические события авторскими ремарками (Ефим Колитинов). Главный герой Гриша благодаря братьям Россошанским, постоянным участникам панковской «саундрамы», раздваивается, несмотря на «камуфляжный» колорит в одежде обнаруживая в себе и что-то вроде женской ипостаси, один из братьев временами появляется в платье (при том что смысл такого символического хода я не вполне уловил, если честно). Вместе с тем два с половиной часа кряду, без перерыва, сюжет пьесы развивается своим чередом (друзей Гриши играют Алексей Лысенко и Виктор Маминов — трудно уяснить однозначно, где в авторской характеристике «мальчики, которые спасут мир» по отношению к хипстерам, вскормленным кипяченым молоком, исчерпывается надежда и берет верх сарказм), а венчает шоу, где персонажи проходят, если угодно, несколько «кругов ада» (дом, офис, клуб и т.д.) развязка куда более наглядная, чем в минималистском, лаконичном спектакле «Практики «Руслана Маликова: герою, до беременности подружки, готовой выйти замуж за друга, кроме как про новые кеды ни о чем не думавшему, предложено надуть по чужому примеру презерватив и врезаться на велосипеде в автозак.

Причем тут повышен и градус трагического фатализма — до летальной развязки; и «общественная нагрузка» — рок-звездой цитируются уголовные статьи за «массовые беспорядки» вперемежку с рефреном «не хочу быть отцом». Представление физически утомительное, но, вероятно, оно и задумано таковым, однако стремление уйти от частностей, семейно-бытовых и профессиональных подробностей посредством формата «саундрамы» в обобщения экзистенциального характера, по-моему, драматургически не доведено до завершения, и вместо «не хочу быть отцом» в финале уместнее звучало бы просто «не хочу быть». Да ведь нельзя же так оставить, зря что ли проект нашел спонсорскую поддержку у «модного брэнда обуви в стиле casual», созданного (воспроизвожу по программке) «для тех, кто не боится смелых оригинальных образов и ищет яркий стиль в повседневной городской жизни».

Читать оригинальную запись

Читайте также: