«Цыганский барон» И.Штрауса в Театре оперетты, реж. Алина Чевик, дир. Константин Хватынец

Так получилось, что «Цыганского барона» я смотрел в два приема и в несколько разных составах: первый акт на прогоне, с которого мне пришлось уйти (по причинам, не связанным с качеством спектакля, хотя вокал некоторых исполнителей, признаться, покоробил…), а второй на премьере, втором из показов. Может на целостном впечатлении это и сказалось, но мне не привыкать, зато могу сравнить составы, начиная с исполнителей главной роли. Игравший прогон Павел Иванов мне в свое время запомнился еще по спектаклям на малой сцене театра им. Станиславского и Немировича-Данченко как перспективный вокалист, но позднее в Оперетте он и актерского опыта набрался, здесь его герой более лиричен, тогда как Максим Катырев в той же роли Шандора Баринкая побрутальнее будет, но тоже хорош. Самый комичный из персонажей, свиноторговец Зупан, поет немного, а характерностью, как мне показалось, богаче Александр Голубев, он добавляет как бы «отрицательному» (хотя в оперетте настоящих «злодеев» не бывает) образу все-таки немалое обаяние. Саффи оба раза пела Екатерина Чудотворова, на прогоне не очень, а на премьере просто великолепно, я даже не поверил, что это одна и та же исполнительница. Анну Новикову тоже оба раза видел и слышал в роли псевдо-цыганки Чипры — прекрасно. Отдельное удовольствие наблюдать Юрия Веденеева на сцене — гусарский офицер граф Омонай ему удается превосходно, идеально соответствует и фактуре, и хорошей вокальной форме, и звездному статусу артиста. Константин Хватынец успешно работает не только в оперетте, но и с другими оркестрами на разных концертных площадках, это тоже удача спектакля.

Вообще «Цыганский барон» Штрауса, которого я целиком на сцене вижу за четверть века второй раз (а в Московской оперетте он и вовсе ставится впервые!), не в пример «Летучей мыши», известен скорее парой-тройкой музыкальных номеров, из которых что-то более узнаваемо в оркестровых вариантах (Штраус, как всякий хороший композитор, удачный мотивчик использовал не по одному разу…), а так-то — не набор шлягеров, прямо скажем. Тем важнее для театра создать именно целостный спектакль, где и яркие, и не столь выигрышные арии, дуэты (а дуэтов, ансамблей тут очень много!) будут звучать ровно. И вот что мне подумалось. В Московской оперетте уже довольно давно сосуществуют оригинальные мюзиклы, прокатываемые по «бродвейскому принципу», с традиционной «репертуарной» классической опереттой, что поначалу давалось труппе небесконфликтно, а потом не только организационно все наладилось, но и творчески, видно, взаимодействие, взаимопроникновение разных «форматов» оказалось плодотворным. «Цыганский барон» — как раз пример такой успешной «конвергенции» двух систем: дух, в первую очередь музыкальный, но это касается не только собственно материала, а и манеры пения, подачи вокальных партий, получилось вдохнуть в более современный, сегодняшний, приближенный к мюзиклу постановочный стандарт. Во всяком случае и оформление — декорации, костюмы, свет (Вячеслав Окунев, Александр Сиваев) — и отчасти хореография соответствует ожиданиям, сформированным опытом мюзиклов.

Сложнее с драматургией, с текстом — и это проблема, которую оперетте предстоит решать. Между прочим, если оглянуться в сравнительно недавнее прошлое, в СССР жанр оперетты не только выжил (вопреки, казалось бы, очевидному идеологическому «несоответствию» эпохе), но и расцвел не в последнюю очередь благодаря тому, что исходные либретто активно переписывались, и драматурги не ограничивались адаптацией стихотворных куплетов или диалогов, но решительно переиначивали и сюжеты, да так ловко, что в некоторых случаях новые версии на голову превосходили оригинальные! Для русскоязычной аудитории до сих пор становится откровением, что «Летучая мышь» Штрауса — совсем не про то, что сочинили Эрдман с Вольпиным! Тогда как попытки гальванизировать старомодное либретто «Цыганского барона» (его автор — Валерий Стольников) сомнительными приколами про «реновацию» и «восемнадцать плюс», звучащими искусственно, неостроумными и режущими слух, ну совершенно и стилистически, и по содержанию здесь неуместными, ничего осмысленного спектаклю не добавляют, зато лишают его обаяния «ретро». В крайнем случае уж тогда предпочтительнее «законсервировать» оперетту как музейный экспонат, но намного интереснее, творчески продуктивнее было бы последовать примеру столетней давности. Другое дело, что перевелись нынче Эрдманы — их и в драме нету, откуда бы в оперетте взяться, сложность, то есть, объективная, а не вина театра; но как направление, как идею — стоит иметь в виду, что качеству визуально-технологическому должно найтись соответствие и содержательное, смысловое, потому что иронизировать над австро-венгерской империей, даже со всеми возможными и предполагаемыми фигами в кармане, уже немножко, ммм… поздновато.

Читать оригинальную запись

Читайте также: