«Я здесь» по Л.Рубинштейну, театр «Старый дом», Новосибирск, реж. Максим Диденко

«Автор среди нас» — для Рубинштейна формула условная, и повторяется она концептуально, ради иронического эффекта, но в нашем случае («в данном случае», если продолжать цитирование использованных авторских текстов с «карточек») ее можно было понять буквально, Лев Рубинштейн действительно присутствовал на спектакле, сидел в зале. Какие эмоции вызвала эта муторная хрень у него, я не знаю, но я даже не будучи фанатом творчества Диденко ожидал чего-нибудь поживее, чем вот такой «проект совместных переживаний».

Вообще-то обращение к текстам Льва Рубинштейна для театральной практики явление не то чтоб повсеместно распространенное, но и не совсем неожиданное, несколько лет назад Дмитрий Крымов отталкивался от Рубинштейна в «Родословной» — первой части «Опуса № 7». Естественно, и крымовский театр — не литературный, наоборот, почти невербальный (особенно в тот период, сейчас взаимоотношения Крымова с текстовым материалом несколько изменились), но отказываясь от нарратива, да практически и от любой звучащей речи, Крымов все-таки открывал в источнике некие смыслы, ну или по крайней мере привносил их от себя, я сравнительно недавно «Опус № 7» пересматривал и с едва ли не большим интересом, чем на премьере.

В «Я здесь», который сделан, положим, для своего «формата» неплохо, ну всяко Диденко в нем и собственному стилю следует, и ожиданиям поклонников старается соответствовать, намека нет ну ладно б на откровение, но хотя бы на внятную, вменяемую мысль. То есть констатация репрессивных взаимоотношений индивида и «массы», а пуще того «власти» — налицо, но как бы… и без Диденко знали. К тому же «гомункулы» в облегающих трусах-боксерах и (девушки) лифчиках телесного цвета — пошлятина гораздо более нестерпимая, если б артисты-перформеры выходили голыми, без этих уродливых «фиговых листков»; равно и когда в очередной раз возникает — а возникает он опять и опять — портрет Сталина, ну это неприлично, и это точно такой же «фиговый листок», как исподнее цвета кожи, уж коль необходимо метафору персонифицировать вот прямо тупо и в лоб, ну покажите Путина, или (допустим, не хочется рисковать, при том что ничего по-настоящему «криминального» в том нет) Трампа, на худой конец, ну не Сталина же, да еще с, как выясняется к финалу, с «черным квадратом» Малевича на изнаночной стороне.

Репрессивную силу власти персонифицировано воплощает пара в обобщенно-абстрактной ментовско-военно-прокурорской форме, мужчина до кучи в фуражке — и как будто противостоит им, хотя видимого конфликта не наблюдается, попытки подчинения не встречают сопротивления, «масса», серые одинаковые робы и кирзовые сапоги. В действии конфликт реализуется через незамысловатые пластические этюды с элементами то кавказского, то славянского танца, в какой-то момент под аккордеон.

Первая часть первого акта — перформативные упражнения под уже нестерпимо надоевшую долбежку электронного саундтрека в сопровождении выведенного субтитрами текста и крупных планов онлайн-видео; вторая — подобие «кантаты» а капелла, тут артисты пропевают хором тексты Рубинштейна уже «живьем», лежа в ряд, снова, как в прологе, без форменных роб, в телесного цвета бельишке. После чего следует «Новый антракт» — предполагающий «активность» публики, коль скоро субтитры не исчезают и текст продолжает появляться на экранах на протяжении всего перерыва — в чем, стоит признать, немного новизны. «И вот я здесь» — зачин-лейтмотив второго акта: тоталитарный ад при жизни сменяется, надо полагать, посмертным, и он не приносит облегчения, хотя разноцветные пуховики с капюшонами вносят некоторое «оживление» в картинку. Под конец буквально «кровь» стекает с губ перформеров — хотя тексты Рубинштейна, сентенции с «карточек», собранные здесь в солипсистский поток сознания (ну или, может, «коллективного бессознательного»), не предполагают «кровотеченья речи», как мне кажется.

Ближайший московский аналог новосибирского «Я здесь» — «Переворот» Юрия Муравицкого по Пригову в «Мастерской Брусникина», то же самое по сути, но малость повеселее за счет по крайней мере юного возраста участников:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3093425.html

Тогда как за взрослыми, иногда и более чем взрослыми новосибирскими артистами, бессловесно изображающими «коллективные действия» под гнетом тоталитарной системы, уж не знаю как присутствующему автору, а мне было наблюдать совсем неинтересно.

Читать оригинальную запись

Читайте также: