Думаю себе, пожалуй, изволь, братец!

«СВЕТЛЫЙ ПУТЬ. 19.17.», А.Молочников, МХТ им.ЧЕХОВА, 2017г. (3)

Первый историософский опус Молочникова, открывший зрителям МХТ глаза на первую мировую войну, мне не понравился («19.14»). Прошло три года, и вот еще один столетний юбилей и Молочников открывает нам глаза уже на русскую революцию 1917 года. Смотреть не собирался, но так получилось, что спектакль стал точкой отсчета для новой эпохи в жизни МХТ. Захотелось этот момент зафиксировать.

1-я точка отсчета. Билеты в середину партера основной сцены МХТ в билетных агентствах продают с наценкой за полцены. 750 рублей.

2-я точка отсчета. Портрет Табакова переместили в основное фойе, на почетное место, теперь они с Ефремовым смотрят друг на друга. А на месте портрета художественного руководителя пустая рамка.

3-я точка отсчета. В МХТ много хороших актеров — и своих и приглашенных, и солистов и хористов. Вертков появился здесь даже раньше Женовача (лазутчик – только это оправдывает его появление в спектакле, полноценный прорыв этого актера за пределы СТИ состоялся позже, в спектакле «Муму»).

4-я точка отсчета. В МХТ нет режиссеров. В штатном расписании вообще ни одной режиссерской должности. Спектакли ставят своими силами. Ставит директор театра (это не видел). Ставят актеры.
Режиссура Молочникова не авторская, он марширует в диденко-строю и в целом строй не портит, в ногу попадает.

5-я точка отсчета. В МХТ нет драматургии (хотя литературная часть имеется). Пишут тексты своими силами. Пьесой это не назвать, это сценарий и сделан он непрофессионально, если не сказать графомански. Зато смело, без тормозов и внутреннего цензора, по-Хлестаковски.

Театральная дирекция говорит: «Пожалуйста, братец, напиши что-нибудь». Думаю себе, пожалуй, изволь, братец! И тут же в один вечер, кажется, всё написал, всех изумил. У меня легкость необыкновенная в мыслях».

5-я точка отсчета. О самом главном, о смысле, о содержании. В год выхода спектакля отмечался не только 100-летие революции, но и столетний юбилей Юрия Петровича Любимова. Он ведь тоже ставил спектакль о революции («10 дней, которые потрясли мир», 1965 год). Не собираюсь сравнивать режиссерское мастерство, смелость и широту фантазии. Сравню только соотношение между спектаклем и его предметом, историческим обьектом.

Почему во времена абсолютной несвободы (в 1965 году о революции можно было говорить только в рамках учебника «История КПСС») удалось сделать спектакль, пусть упрощенный, плакатный, карикатурный, но все-таки отражавший нечто подлинное, историческое, живой дух той эпохи.
А в 2017 году, когда о революции можно говорить как угодно (когда можно прочитать всё — от Аверченко до Горького, от трудов Сталина до мемуаров Троцкого, и «Чевенгур» и «Конь вороной» и «Красное колесо») из под пера молодого человека непоротого поколения вышли вот эти детсадовские комиксы, не имеющие к подлинной истории совсем никакого отношения, зато воспроизводящие все газетные штампы 1990 года, когда режиссер появился на свет. Ему все это вложили при рождении прямо в мозг, его запрограммировали. И пороть не надо.

Читать оригинальную запись

Читайте также: