«Баба Шанель», реж. Валерий Белякович, Театр на Юго-Западе

Бабушки из ансамбля народной песни при ДК празднуют 10-летие ансамбля, в сарафанах из мешковины с блестками и в кокошниках (очень удачные костюмы, кстати) и ждут руководителя Сергея Сергеевича, не зная, что он задумал «ребрендинг». Предполагаются шутки-прибаутки, песни и пляски, смех и слезы. Пьеса Николая Коляды не слишком замысловата, однако после спектакля мне захотелось посмотреть ее постановку в Коляда-театре, чтобы сравнить с Юго-Западной. Потому что чудо театра здесь присутствует, и воздействует это чудо на зрителей всех категорий — от простых (и даже привыкших к антрепризе), до искушенных, которым тоже необходимы эмоции и душевный отдых.

Бабушек играют актеры-мужчины, и это логично и оправданно. Во-первых, так снимается болезненность темы, неминуемо возникающая при любом натуралистическом показе старости, а это происходит, даже если в роли старух выступают нестарые женщины. Во-вторых, чего скрывать: с возрастом гендерное размывается. И если про какую-нибудь пожилую леди говорят, что она «женщина с большой буквы», то имеется в виду эстетический момент, а не женственность в прямом смысле слова. Ну и в третьих, уже с самого начала спектакля, с медитативного «ты ж меня пидманула», возникает ощущение метафоричности происходящего, никакого «реализма» от него ждать не стоит.

В общем, единственную по-настоящему женскую роль в спектакле играет «молодуха» Галина Галкина. И тут тоже возникает интересная двойственность. С одной стороны, героиня наделена сильным сексапилом — хоть и грубым, но вполне женским. С другой — к этой «бабе Шанель» больше подходит не вполне приличное, но точное определение — «баба с яйцами». Она работает в охране, соответственно одета, размахивает резиновой дубинкой и похожа на тюремную надзирательницу. Она легко «строит» очаровательного и типажно точного Сергея Сергеевича — Дениса Нагретдинова, к которому я раньше относилась как к актеру довольно снисходительно (в свое оправдание могу сказать лишь то, что давно это было). А поет героиня Галкиной частушки — пронзительным, похабным голосом, так они с Сергеем Сергеичем и будут теперь выступать на концертах, свадьбах и корпоративах. Это и есть «русское народное говно», а не неумелое, но искреннее пение бабушек (когда надо, кстати, поют они очень хорошо).

Первую скрипку среди старушек играет Максим Лакомкин. Его 90-летняя героиня Капитолина — самая яркая, самая шустрая, и она же первая умирает. Белякович любил играть с гендером, и есть особая театральная пикантность в том, что души бабушек облекаются в тела молодых и в общем-то прекрасных мужчин в черном трико. Максим Лакомкин отыгрывает весь цикл обратного превращения старых бабочек в куколок, отражаясь со своим трагическим танцем в зеркалах балетного класса. За ним следуют и остальные. Это очень красиво и выводит спектакль на другой эстетический и смысловой уровень.

В финале текст вступает в некоторое противоречие с действием, и мне снова интересно, как финал выглядит в постановке Коляды, я надеюсь увидеть ее на очередных зимних гастролях.

Зрители принимают спектакль очень тепло и радостно. Светлая грусть и трагическая горечь Беляковича всегда окрашена надеждой на то, что в нашей жизни и в нашей смерти есть высокий смысл, что все неслучайно.

Читать оригинальную запись

Читайте также: