No country

«БЕЛЬГИЙСКИЕ ПРАВИЛА», Я.Фабр, «ТРУБЛЯЙН», Бельгия, 2017г. (10)

«Imagine, there’s no countries»(John Lennon

О Бельгии. Почти 4 часа, без антракта. Рассказы-эссе о достопримечательностях и национальных особенностях и театральные иллюстрации к рассказам – танцы и живые картины. Танцы как у Коляды (и с той же целью, в танце проявляется национальный характер). А картины … ну так трехязычная Бельгия не страна литературы, самые знаменитые уроженцы этой земли художники, спектакль перечисляет одного за другим – от Ван Эйка до Магритта. Пестрая мозаика, история пунктиром, путеводитель для туристов-интеллектуалов на пяти языках (три бельгийских, английский и русские субтитры) сведения не столько забавные, сколько саркастические, иронические. Рождается Бельгия из трех грядок – трех могильных холмиков. Вместо писающего мальчика писающая женщина. Миролюбие маленьких бельгийцев сочетается с производством стрелкового оружия и проиллюстрировано рубенсовскими женщинами в мехах. Женщины с ружьями, но нерубенсовских форм (актрис рубенсовских форм в труппе Фабра нет, да и в Бельгии видимо тоже).

А потом спектакль преодолевает собственное горизонтальное движение и взлетает, преодолевает себя, преодолевает Бельгию. Преодолевает собственное хулиганство, карнавал, текст с картинками. Словно Ван Эйк в зеркале «Портрета четы Арнольфини», Фабр видит себя и свой визуальный театр в зеркале своего спектакля. Провозглашает принципы визуального театра словами и этим самым их опровергает, преодолевает иронию пафосом. Метафоры усложняются, становятся нелинейными (заброшенные вокзалы — розовые ленты) и уже мало похожи на иллюстрации. И когда в самом финале после парада бельгийских флагов (прекрасный был бы финал спектакля о стране) они выходят и также жонглируют белыми флагами, мы уже отрываемся от почвы, от конкретной земли и окончательно переносимся в мир утопии. И ежик совокупляется с голубем. После длинных утомительных перечислений разных мелких и нелепых бельгийских правил участники спектакля провозглашают Правила Идеальной Бельгии. Левая утопия 20-го века – воображаемая, всеобщая Бельгия, маленькая мультикультурная страна отменяющая себя и масштабированная до размеров европейского континента, да что там — до размеров глобуса.

Из всех стран Бельгия лучше всего подходит для этой цели – искусственно сконструированная из трех лоскутов, рожденная на оперном спектакле в театре Ла Монне.

No heaven. No hell below us. A brotherhood of man. Nothing to kill or die for. Эвтаназия.

Читать оригинальную запись

Читайте также: