«Борис Годунов» реж. К. Богомолов, Ленком, 1 июня 2017

Со страху, что «Бориса Годунова» в любой момент может постигнуть судьба «Князя», пошла смотреть второй раз, чтобы закрепить впечатление. Вроде бы о «Князе» есть оптимистичные новости, но даже в лучшем случае второй раз в одну реку не получится, а другая река — это уже другой спектакль.

Мне же ленкомовский Богомолов пришелся по душе: он аскетичный, суховатый, неугарный, и в то же время жестокий, причем богомоловское «Нате!» выражает мнение и настроение не «группы единомышленников», как обычно, а самого художника, лично его. По крайней мере, мне так кажется.

Общее впечатление — то же, что и в первый раз. Но после «Князя» несколько по-иному воспринимается «детская тема», которая становится все более и более важной. Справедливости ради надо сказать, что эта тема и в других спектаклях Богомолова звучит довольно сильно, но в Ленкоме вообще вышла на первый план. В «Князе» он по сути подтвердил, что общество вступило в фазу беззастенчивого использования детей (понятно, что не в первый раз) и наше настоящее обустраивается за счет будущего. Интересно, кстати, что думает режиссер о «единомышленниках», которые также пошли по этому пути.

В «Годунове» уже стоят знаки равенства: дети=будущее и дети=Россия. Если с первым все более-менее понятно даже «народу-тупому быдлу», то второе не столь очевидно, потому что пресловутый «народ» тоже входит в понятие «России» — со своей детской, дурацкой, наивной душой, с робкой, детской любовью к «власти» (точнее, к тем, у кого она в руках), с полусонным терпением и твердой уверенностью, что у его страны самая красивая… ну «попа», хотя бы. И с глупой гордостью за это.

Финал «Годунова» не столь черен и безнадежен, как финал «Князя»: получается, что Россия, несмотря на ужасы, которые с ней проделывались за всю историю, способна возрождаться — снова невинной, полусонной, ничего не понимающей, но снова прекрасной. А значит, надежда на будущее все же есть. В «Князе» ее не будет, там нет общей «души», есть конкретные детские души и тела, которые последовательно, систематически уничтожаются — пока не погибнут все.

Чтобы не заканчивать на столь безрадостной ноте, скажу, что, как и в прошлый раз, наибольшее удовольствие от спектакля доставили мне актеры. Александр Збруев, Игорь Миркурбанов, прекрасная Мария Миронова, Александр Сирин и Иван Агапов — это было очень точно, значительно, временами уморительно смешно! И девочка-Россия Мария Фомина в своей метафорической роли очень хороша.

Читать оригинальную запись

Читайте также: