«the_Marusya», компания «Диалог данс», Кострома, реж. Александр Андрияшкин

Даже для «современного танца», по разряду которого опус все-таки проходит номинально, в нем, конечно, танца как такового нет совсем — да и едва ли пиар-менеджер компании Маруся Сокольникова, которой проект посвящен, а это по сути ее «автобиографический» моно-спектакль, претендует на статус танцовщицы, хотя судя по рассказу, звучащему в «the_Marusya», артист — это единственная профессия, которую она до премьеры этой постановки не освоила, будучи в театре фактически уборщицей и буфетчицей, отвечая за пиар и за билеты, за пресс-релизы и за административную работу. Постановка, чего не скрывают ее создатели, родилась из «шутки» — и действительно, как номер в «капустнике», внутритеатральная радость «для своих» минут на 5-10 идея неплоха. Но попытка раздуть ее на полноформатный 70-минутный спектакль вызывает скепсис.

В эти 70 минут с легкостью вмещается и повествование о том, как героиня-рассказчица когда-то, имея избыток свободного времени (раз в неделю привезла туристов — и свободна), по объявлению пришла в компанию, и как вывозила театр на «Золотую маску», безуспешно выпрашивая у местного управления культуры 20 000 (двадцать тысяч) рублей (рублей!), и как (это самый эффектный, по крайней мере что касается текста, эпизод) приходится измудряться, сочиняя пресс-релизы о спектаклях современного танца, потому что «правды не скажешь». Самоирония порой спасает, но в сочинении на заданную тему есть место и пафосу, а пафос тут совсем некстати. В начале Маруся настоятельно требует прочесть программку, если этого еще кто-то не сделал, потом говорит «спектакль начнется, когда я скажу», и тут иронии уже не чувствуется, а ощущается натуга, претензия на нечто значительно большее, чем «капустнический» прикол, чуть ли не на «новые формы», только что не на «новую эру в искусстве».

Демонстрирует исполнительница и подобие танцевальных движений — переодевшись из строгого «менеджерского» костюма в красные треники и простенькую маечку, выполняет упражнения со стульями («по статистике в 80 процентах спектаклей современного танца используется стул»), обозначает простейшие па, иллюстрирует или просто разбавляет ими свою повесть, и не отличаясь «балетным» телосложением, делает это даже в сугубо пластическом, хореографическом плане весьма на своем уровне достойно. А под финал облачается в красное вечернее платье — до этого признавалась, что у нее целый сундук накопился туалетов, носить не успевает, работы слишком много. То есть «the_Marusya» для Маруси Сокольниковой — это еще и личный праздник, и в принципе день работника невидимого фронта культуры.

Смутило меня не то, как Маруся танцует, но то, что она говорит помимо забавных моментов из своих менеджерских будней. Полноценной драматургии опусу не хватает катастрофически, и попытки разнообразить мероприятие чем-то серьезным, а то и с замахом на лиризм, на поэтичность, выглядят скорее жалко. Что обидно — ставка на юмор и режиссера, и артистку наверняка бы выручила, иронические эпизоды, саркастические зарисовки смотрятся куда выигрышнее, чем экзерсисы с философической подоплекой. Иногда и пиарщику лучше танцевать, чем говорить.

Читать оригинальную запись

Читайте также: