Властелин яиц: трэш-опера

«Распутин». Риз Джей композитор. Геликон-опера. Реж. Бертман Дмитрий, дирижер Бригер Александр. (премьера 01.10.2008).
Распутин; 3

Случайным образом в этом сезоне у меня сложился театральный триплет про Распутина и Николая II. К балету («Анастасия») добавилась опера «Распутин», а драма еще впереди. Обретение «Геликон-оперой» нового, реконструированного здания создало стимулы посмотреть возобновленные постановки прежних лет.

«Распутин» современная опера, написанная в 1980-х годах. В этот раз на возобновление оперы в Москву даже приехал ее автор. Джей Риз не только сочинил музыку, но и написал разухабистое либретто, намешав оргий старца с хлыстами и фрейлинами, сумасшествие царя, Ленина, кабаре в мужском клубе с Юсуповым на сцене в женском платье. Главный мотив убийства Распутина – это месть Феликса Юсупова за смерть своего любовника, по совместительству врача царской семьи. Творческая работа. По содержанию – настоящий трэш. Музыка близка к содержанию. Смесь непривлекательной атональности с вставками фраз из классики, под которую пародийно танцуют белый и черный лебедь на сцене. Дмитрий Бертман не стал нарушать единство замысла и создал на сцене китч под стать либретто и музыке. В центре сцены вращающаяся платформа в форме ячеистой картонной упаковки-прокладки для яиц. В первом действии среди бугорков прокладки стоят ряды гигантских яиц Фаберже, во втором действии в этих ячейках яиц нет, но разыгрываются мизансцены, место яиц заняла царская семья, или происходит оргия старца с фрейлинами и Ириной Юсуповой. Образ яичной упаковки, видимо, вписывается в историческое правдоподобие постановки, так как считается, что такие картонные упаковки стали использоваться с 1911 год. В исполнении стоит отметить Григория Соловьева, введенного на роль Распутина. Дирижировал в этот раз австралийский дирижер Александр Бригер, по случайному совпадению он прямой потомок, внучатый племянник Феликса Юсупова. Квинтэссенцией замысла спектакля является не финал, когда Ленин выходит в сопровождении комсомолок и комсомольцев с лопающимися воздушными шариками в руках, а сцена в середине оперы, когда Распутин снимает накладные бороду, усы, парик. Григорий Соловьев остается как есть в обличии Юла Бринера, и говорит: «Они мне поверили». Но зрители уже обладают историческим опытом, и их, как царскую семью когда-то, не проведешь.

Читать оригинальную запись

Читайте также: