Ослепительный успех

”ЦАРЬ ЭДИП”, Р.Туминас, ТЕАТР им.ВАХТАНГОВА, Москва, 2016г. (10)

Совершенство в своем роде. Древнегреческая трагедия Большого стиля в театре академическом, современном, синтетическом, метафорическом.

Пластическое совершенство — красота визуальной формы, белых пятен на черном, задымленном фоне. Акустическое совершенство — не только музыка, но и отчетливый звук сценической речи, сочетание русского и греческого, солистов и хора, стихов и пения.
Метафорическое совершенство – спектакль выстроен вокруг центрального персонажа (Эдип – человек, царь людей) и центральной метафоры (цилиндр, каток, Рок).

В центральной роли Виктор Добронравов, актер отмеченный, выделенный, с харизмой, с особым блеском в глазах. Вокруг два хора. Ансамбль вахтанговских артистов, играющих остальные роли именно ансамблево, в едином пластическом стиле и едином речевом стиле. И ансамбль греческих артистов – собственно Хор. Речь переходящая в пение и обратно, рассыпающаяся на текст отдельных актеров и собирающаяся в единое целое.

На фоне черного, пепельного хора фиванских старейшин (в стране мор и глад) царь выходит в ослепительно белом костюме — в блеске власти, молодости, славы, успеха. Сочетание бедствий народных и успеха отдельного человека — это так знакомо («кому война, а кому мать родна, дурак навоюется, умный обогатиться»).

Его успех так ослепляет, сначала в переносном смысле, но в финале уже в самом прямом, буквальном. Ведь в основе любого крупного состояния, карьеры в бизнесе и политике лежит преступление, скелет в шкафу можно прятать долго, но расплата всего лишь отложена на будущее и на будущие поколения, Рок вознесет, Рок опустит, отправит в изгнание, раздавит. Это не по Марксу и не только к капитализму относится. Это по Софоклу, по Библии – первородный грех и проклятие лежит на всех потомках Адама и Евы, изгнанных из рая.

В разговоре со слепым мудрецом Тиресием царь ослеплен злобой, страхом, а в финале сам вступает на путь Тиресия (прозревает и слепнет, эта рифма отчетливо проведена). Власть, слава, высокое происхождения ничтожно малы в сравнении с Роком. Воинские подвиги – игры взрослых детей, мальчик бегает по авансцене с лошадкой в руках и машет сабелькой копьем.

Выглядит как вершина, закономерный следующий шаг после Пушкина (русское «наше_всё») — Софокл (театральное «наше_всё»). Выглядит, как итог (надеюсь, промежуточный и вершины еще будут) для эры Туминаса в вахтанговском театре. Мастерство международного класса. Подход к формированию репертуара (в основе большая классика – мировая, русская, советская). Работа с труппой – на своем месте и корифеи прошлых поколений (Максакова, Князев) и поколение вошедшее в силу сегодня (Добронравов, Иванов) и завтрашний день (студийцы Трамов, Севриновский), а Цокуров в роли мальчика – заявка на послезавтрашний день.

В обобщенной, укрупненной форм представлены постановочные приемы режиссера и его постоянной команды. Но и лучшие постановки других режиссеров в спектакле видны. Лучше сказать, слышны — бутусовский «Бег» нельзя не услышать, пробирает. Да и для того, чтобы Виктор Добронравов так уверенно взошел на вершину Софокла необходима была промежуточная ступень булгаковского Хлудова.

Спектакль на котурнах? Но ведь пафос его прост и ясен, не чрезмерен и не пресен, снабжен иронией, самоиронией и в роли котурн выступает простая табуретка, на которую забирается Эдип-мальчик, чтобы прочитать стихи с выражением.

Читать оригинальную запись

Читайте также: