«Синяя птица» Е.Подгайца-И.Саца в Детском музыкальном театре им. Н.Сац, хор. Кирилл Симонов

Волков боятся — на «Синюю птицу» не ходить. Я пошел, потому что мне стало интересно (а на самом деле — потому что спектакль дневной), не питая иллюзий. Поэтому в целом опус меня по тем пунктам, которые заведомо смущали, ну как минимум не ужаснул. Партитура Ефрема Подгайца, с голосами детской вокальной группы из ямы, с вставными, как золотые зубы, фрагментами Ильи Саца, пожалуй что и симпатичная, ну во всяком случае такой унылой, как поставленный в Большом его же «Мойдодыр», «Синяя птица» в плане саундтрека мне не показалась, обыкновенная гармоническая тянучка, где-то с джазовыми интонациями, терпимо, в общем. И Константин Хватынец, насколько возможно, ловко ведет оркестр (дирижер нынче всюду нарасхват — в Оперетте, в Геликоне и вот в Детском музыкальном тоже). Хореография Кирилла Симонова абсолютно стандартна, что отдельные движения рук я уже сам могу повторить, Симонов тиражирует свою скудную пластическую лексику из работы в работу, и тут проблема не в том, что спектакль детский, у него и «взрослые» давно такие же (кстати, дуэты Митиль и Тильтиля отдельными решениями скорее подошли бы Джульетте с Ромео) — печально, потому что лет десять назад Кирилл Симонов казался одним из самых перспективных балетмейстеров, я знаю только один подобный пример стремительной, фатальной творческой деградации, и то в области драматического театра — Нина Чусова. С визуальной же стороной проекта и подавно дела обстоят неплохо — сценография Эмиля Капелюша, костюмы Стефании Граурогкайте, свет от Евгения Ганзбурга — все на уровне, достойно, без откровения, но со вкусом, а вкус по сегодняшним меркам — великое дело, уж не до открытий, быть бы живу. Самое поразительное и приятное, что во всяком случае главная пара исполнителей (я смотрел состав второго дня, но в программке имена оказались не отмечены, так что не знаю, кто танцевал) вопреки всем моим предубеждениям — и опять-таки, если заранее понимать, что это театр Сац, а не Нидерландский балет — оказались на удивление профессиональными. Правда, Симонов из последних сил старался, как я понимаю, сделать именно «полноценный» балетный спектакль, а не тюзовскую пантомимку, но если исполнители худо-бедно справляются, то самому хореографу до конца выдержать установку на следование классическим образцам не удается и к финалу, с появления и пробежки через зал Синей птицы (до этого с таким усердием исполнявшей развернутую и, строго говоря, в «детском» формате необязательную сольную вариацию) действо все-таки скатывается в провинциальную тюзятину. Но я не исключаю, а наоборот, подозреваю, что источник проблемы тут не в балетмейстере, а в либреттисте.

Признаться, я до последнего надеялся, что может хотя бы ради того, что проект выпускается в рамках «Черешневого леса», дело обойдется без специфического для данного театра «дежурного блюда» — вступительного спича Роксаны Сац. Поэтому не зная заранее, но увидев на программке имя автора либретто (да-да, она), ощутил беспокойство, еще не до конца сознавая масштабы катастрофы. Наоборот, когда вышел Хватынец, взмахнул палочкой и заиграл оркестр, я успел было расслабиться — обошлось же вроде… Ничуть не бывало — прямо под оркестр к авансцене вышла с микрофоном Роксана Николаевна. Я зажмурился, дожидаясь, пока она отговорит и уйдет — ну как обычно. Однако меня ждал сюрприз — либреттистка и «носительница фамилии» за кулисы-то ушла, но микрофона из рук не выпустила, и оттуда своим скрипучим замогильным голосом на протяжении двух актов комментировала танцевальное действо в духе «кто это?! может быть это фея?! а что это за странные загадочные существа?!!» — современных детей подобными байками из склепа не проймешь, но мне в мои неюные годы стало и больно, и смешно. Второй момент, отчасти усугубляющий, но отчасти, как ни странно, компенсирующий первый (комментарии Сац) — это обстановка в зале. Куда опоздавших пускают во время представления совершенно спокойно, и они бродят по партеру и амфитеатру в поисках своего места, мамаши с дитями сгоняют бабок из первого ряда прямо за спиной у дирижера, сидящие на местах тоже развлекают себя как умеют, поглядывая время от времени на сцену… В общем, для балета Подгайца-Симонова оно может и ничего, но как слушать в такой обстановке, к примеру оперу Яначека (а в театре Сац одновременно с Камерным музыкальном им. Покровского выпустили «Лисичку-плутовку» с подзаголовком «Любовь», и в принципе, сравнить было бы любопытно) — я даже вообразить не могу.

Читать оригинальную запись

Читайте также: