Театр как велотренажер

«ДЫХАНИЕ», К.Митчелл, ШАУБЮНЕ, Германия, 2013 г. (7)

Очень тяжело было смотреть. То есть смотреть было нечего. Не на что смотреть. Полутемная сцена, статичная картинка, никакого движения кроме движения на одном месте. Тренажерный зал. Два велотренажера на авансцене (за правым он, за левым она), шесть тренажеров в глубине, по три с каждой стороны (за ними дети) и пульт управления посередине. Еще световое табло, которое показывает десятизначное число монотонно увеличивающееся. Чем были заняты полтора часа органы зрения немецкоязычной публики вообще непонятно, у наших глаз хотя бы было занятие – чтение титров.

В ответ на подобный зрительный минимализм Благодарный Зритель во мне стал засыпать, в последние три дня он был перекормлен впечатлениями в кино и театре и отреагировал на внезапное голодание сном, да и организм был перекормлен сытным обедом. Битый час я сидел в темном зале и пытался читать титры, а потом вдруг включился (история пошла на второй круг и тем напомнила «Сцены супружеской жизни» Бергмана), и сенсорное голодание дало результат, обострило чувства Благодарного Зрителя, мозги его прочистило и наступило просветление. В конце концов простое выключение лампы над правым велотренажером превратилось в Событие.

Поначалу поддерживала тлеющий интерес сатира на среднеевропейского обывателя затраханного экологами. А потом я ощутил красоту минималистической гармонии.

История семьи, сведенная к схеме: встретились, решили завести ребенка – не удалось, расстались. Снова встретились. Завели ребенка. Ребенок вырос. Он умер. Она умерла.

Театр, из которого удалили все кроме статичной картинки и текста.

Минимализм сделал историю обобщенной. И эксперимент по вычитанию из театра театральности (зрелищности, игры) в конечном итоге завершился успешно, отыскался неустраняемый остаток, в остатке оказался все-таки театр. Историю рассказали, двух персонажей сыграли. И второй план проявился, генеральная метафора, даже две. Метафора жизни (вся жизнь человека, семьи прошла перед нами) и метафора театра. Ведь что такое театр, как не тренажер?

Велотренажер заменяет, имитирует физическую нагрузку человеческой деятельности – пробежку за мамонтом на ужин или путешествие на новые земли. Сложную и разнообразную деятельность он сводит к дозированной физической нагрузке на определенные группы мышц. Тренажер дает человеку экстракт, эрзац. Точно также придя в театр и став зрителем, человек перестает проживать собственную жизнь и получает в сжатом виде опыт чужих жизней.

А пока мы смотрели слушали читали эту историю о рождении одного ребенка, счетчик показал, что в мире стало на несколько тысяч человек больше. И у каждого рождения своя, такая же непростая история.

Читать оригинальную запись

Читайте также: