«Старшая сестра» А.Володина в «Et cetera», реж. Владимир Скворцов

Поначалу кажется, что диагональ ковровой дорожки разделяет сцену на два мира: ближе к авансцене — бытовой, где в скудно обставленной комнатке (буфет, койка, ширма, столик…) живут Надя и Лида, а где-то по ту сторону — рисованный плакат бондарчуковской киноэпопеи «Война и мир», афиши давних спектаклей, воображаемые подмостки и немеркнущие воспоминания о прошлом. В обыденности Надя (Мария Скосырева) несчастна и неудачлива, даже когда ей везет и она проходит творческое испытание в театральный, она вынуждена остаться на стройке, чтоб заботиться о сестре, но в мире фантазии и творчества ее мечты сбываются. Вот и начинается спектакль с эпиграфа своего рода — Надежда декламирует монолог «Любители вы театр…», как бы с первых секунд заявляя главную тему, и тот же зачин повторяется, варьируясь, сразу после антракта. Впрочем, тема спектакля более универсальна — это счастье, которое для каждого понимаемо по своему, для кого — творчество, сцена, театр, а для кого-то что-нибудь еще. И к концу первого действия «подмостки» уже превращаются в место для дворовой соседской попойки, а во втором Надя развешивает здесь же белье на просушку. Только качели, нависающие аккурат над ковриком, одновременно — и бытовая деталь, служат полочкой для мелких вещиц, и символический образ, соединяющий реальность с мечтой.

В прошлом сезоне Марин поставил «Сестру Надежду», в достаточно мрачном, где-то даже безысходном ключе — получилось убедительно. В постановке Скворцова многие образы заострены до гротеска, хотя, к сожалению, не все исполнители в равной мере реализуют этот гротеск с чувством меры. Но и в тех случаях, когда комизм носит сатирический характер, объектом сатиры становится не строй и не уклад, где партийные ячейки вмешиваются в личную жизнь граждан, а бананы считаются деликатесом, а отдельные типажи, общее же настроение скорее умилительно-ностальгическое — что оправдано большим количеством примет эпохи. Другое дело, что лично мне такой подход, сколь бы живо он ни был воплощен, конечно, не слишком близок мировоззренчески.

Читать оригинальную запись

Читайте также: