Что говорить, когда нечего говорить

«ПЬЯНЫЕ», В.Рыжаков, МХТ им.ЧЕХОВА, 2014г. (3)

— Что у трезвого на уме, а у пьяного на языке?
— Слова, слова, слова…

На спектакле было одно желание – замкнуть слух. Лучше бы они меньше пили и больше молчали.

Картинка очень эффектная. Не только сценография, организация сценического пространства (художники Мария и Александр Трегубовы), но и тела актеров, размещенные в этом пространстве – костюмы, грим, пластический рисунок, и соответствующий всему этому (и названию спектакля) специальный способ актерского существования – эксцентричный, клоунский, не на твердой земле – ровной сцене, а на наклонной плоскости (первая часть спектакля) и в море-по-колено (вторая часть спектакля). Особо отмечу эффектный пластический дебют в МХТ Виталия Кищенко.

Но ради чего вся эта совершенная театральная техника? Ради пустых пьяных словоизвержений, словесного поноса. Словесная шелуха, посторенние чужих лексических блоков, из стеба в проповедь, приемы рекламных агентов, продающих «Исуса», ошметки вербальных технологий манипулирования сознанием.

И в качестве сатиры, саморазоблачения это не прокатывает. Сладостное самокопание – полюбите нас черненькими, полюбите нас пьяненькими. Кого-то можно и пьяненькими полюбить, но не этих. Эти менеджеры и продюсеры финансовых пузырей и в трезвом виде противны, а в пьяном еще хуже. Нечего им сказать, переливают из пустого в порожнее. Не вдохновенное хлестаковское вранье, не горькая правда о вранье – вранье о вранье.

Чем чаще произносят слово любовь, тем меньше им веришь. Чем чаще называют окружающий мир говном, тем сильнее подозрение, что это не мир, это они из этой субстанции состоят.

Читать оригинальную запись

Читайте также: