«Гамлет | Коллаж», Театр Наций

Гамлет-Коллаж - театр Наций

Из трёх «Гамлетов», поставленных в нынешнем сезоне на московских сценах, больше всего пишут и говорят об этом — о «Гамлете» Робера Лепажа. Во-первых, это, пожалуй, самый технически изощрённый и, соответственно, один из самых дорогих спектаклей в новейшей истории российского театра; для Лепажа это очередная попытка сканирования такой субстанции, как душа, что, естественно, требует высококлассного инструментария, за который нужно платить, но конечный результат того стоит. Во-вторых, зритель, заранее оповещённый, что Евгений Миронов один играет все роли, идёт на артиста-трансформера и получает удовольствие, сопоставимое с цирком «Дю Солей» (сравнение, которое возникает почти во всех рецензиях).

«Гамлет|Коллаж» — история, возникшая в пульсирующем сознании безумного Гамлета, того самого принца-клоуна из лихого хита молодой и вдохновенной Аллы Пугачёвой:

Я Гамлета в безумии страстей
Который год играю для себя.

Миронов-Гамлет играет для себя и Призрака, и дядю, и мать, и Полония, и Офелию, заигрываясь до самозабвения, до распада личности, до смерти, не более реальной, чем все предыдущие его состояния. Отдельные аттракционы — на грани отмены всех физических законов — восхищают визуальным совершенством, но сам коллаж как соединение разнофактурных элементов больше даёт уму, нежели чувству. Высказывание Лепажа адресовано исследователям «кровосмесительной природы пьесы» (фраза самого режиссёра из буклета, изданного к премьере), Миронов в традициях русской театральной школы утепляет бесстрастно-холодный анализ вживанием во все роли, как если бы кто-нибудь вздумал раскрашивать фломастером рентгеновские снимки. Два подхода в одной постановке — тоже своего рода шизофрения, так что в итоге выходишь из театра и начинаешь замечать сигналы космоса, вслушиваясь в реплики прохожих гамлетов.

Читать оригинальную запись

Читайте также: