«Педагогическая поэма», театр «099», Эстония, реж. Тийт Оясоо, Эне-Лийз Семпер («NET»)

Когда театр «099» приезжал в прошлый раз, я прибежал на спектакль «ГЭП» с опозданием и смотрел его примерно с середины, но остался доволен. На этот раз я никуда не спешил и «Педагогическую поэму» увидел полностью, а идет она три часа. Но важно, что два действия спектакля достаточно сильно различаются и по структуре, и по настроению, хотя внешне очень похожи, и оформление не меняется: все происходит внутри трехсторонней выгородки, напоминающей не то обрубленную дворовую хоккейную коробку, не то открытую танцплощадку, а по сути представляющей из себя учебно-репетиционный зал для молодых актеров. На момент начала действия внутри стоит гроб, откуда, когда крышка приподнимается, вылезает тетенька — единственный персонаж, выделяющийся из работающего на сцене молодняка зрелым возрастом. Оказавшись педагогом-режиссером, она требует сигарет, выбирая покрепче, а затем начинаются упражнения. Первые — на движение, с ведрами и тряпками, далее задачи усложняются, физический тренинг дополняется психологическим, разыгрываются этюды на эмоциональные состояния, на определенные бытовые ситуации и конфликты в межличностных отношениях, на преодоление комплексов и страхов, связанных с раздеванием, с телосложением (размерами некоторых органов в том числе), с поцелуями (с девочками и с мальчиками) и т.д. После антракта возникают еще и моменты обобщенно-философического характера, сопровождающиеся соответствующими текстами, и это уже заставляет скучать, напоминая ординарный среднеевропейский театр — там слишком много такого говна. Но под конец все выворачивет в иную сторону. Ситуации, проигранные легко и с юмором, вдруг осознаются как реальные, и слезы, вызванные нарезанным луком, оказываются настоящими, и смерть, выясняется, на самом деле где-то рядом: пока молодняк забавляется с вновь извлеченным гробом, тетенька «на самом деле» умирает. А может просто начинающие актеры вместе с преподавателем так хорошо освоили элементарные навыки мастерства, что уже и не отличишь игру от правды.

Сказать начистоту, то, что делают со своими воспитанниками Сигалова в Школе-студии МХАТ или Глушков в ГИТИСе и содержательнее, концептуальнее, и в то же время лаконичнее, компактнее. Есть в «Педагогической поэме» моменты показательно эффектные, вроде того, когда полуголые девушки (очень симпатичные, кстати, но парни тоже ничего) хлещут друг друга мокрыми длинными волосами и катаются по сцене в обнимку — но действо строится не на них, хотя лишний раз хуем потрясти перед публикой тоже никогда не помешает. Меня огорчило, однако, что экзерсисы и этюды не пускают дальше исследования границ чисто театральной «подлинности», не выводят актеров на какой-то новый мировоззренческий уровень (дежурная «смысложизненная» ерунда, звучащая в начале второго акта, не в счет), а я этого ожидал, памятуя про «ГЭП», куда менее замысловатый в плане формы, но более содержательный.

Читать оригинальную запись

Читайте также: