Гоголь-центр. Режиссерская лаборатория «Кино-театр»

Я сегодня впервые оказалась в Гоголь-центре. Учитывая его модность, я немного опасалась, но как только вошла, то сразу поняла — это настоящий театр, светлый, просторный, готовый вместить в себя любое искусство. Оценила цитаты великих театральных деятелей на стене. Короче, отличное место.

Я попала на режиссерскую лабораторию «кино-театр». Режиссеры показывают свои эскизы по мотивам популярных советских сценариев. Лучшие станут полноценными спектаклями. Сегодня показывали два: «Июльский дождь» и «Сталкер».

«Июльский дождь» — это моя любовь. Это свежее дыхание, радуга после грозы, восторг и упоение. Фильм Хуциева прекрасен всем: сценарием, постановкой, актерскими работами. Режиссер постановки (Андрюс Даряла) пошел по пути соединения сценической жизни с кино. На экране героиня Ураловой идет по ночной Москве, а на сцене стоит актриса, играющая Лену. Мне часто говорят, что некорректно сравнивать с каким-то успешным образцом, но здесь меня специально подводят к этому. И увы,не в пользу тех, что сейчас на сцене. Когда героиня сказала, что умер ее отец и молча посмотрела в зал, сердце не дрогнуло. Все по-режиссерски было верно: она молча стоит, ест яблоко, а в это время в коробку/гроб забиваются гвозди. Но по-актерски — это было пусто и скучно. Действие «Июльского дождя» перебивались забавными монологами, например о том, как мобильная связь изменила нашу жизнь. Сколько сценариев теперь нельзя адаптировать к современности. Как это герои не встретились? Ведь есть же смс, фейсбук, твиттер. Всегда можно найти. Важная тема фильма «Июльский дождь» — это война. На экране показывают один из лучших моментов фильма, когда Визбор рассказывает о том, как три дня пролежала в сиреневом садочке. А потом вышел блистательный Юдников и заговорил о войне, о том, как это играть в кино и на сцене и вообще, как это осознать современному человеку. О том, как война превратилась в бренд и о том, как мы бы почувствовали себя на войне. Вероятно было много общих мест, но для меня это было интересно и важно. Потому, что он говорил про здесь и сейчас. В этом была жизнь, в отличии от бледной копии фильма. Но самый сильный момент режиссер заготовил на финал. Из зала вышла Уралова. Ее спонтанный монолог о том, как она пережила войну, как жила в землянке, как к ним пришли немцы, как она любит 9 мая по-настоящему взволновал меня. Здесь не было актерской игры. Зал брался личностью. А ничто не стоит так дорого на сцене как настоящая личность, никакие режиссерские кунштюки ее не заменят.

Второй эскиз был по «Сталкеру». Режиссер (Евгений Григорьев) пошел по другому пути. Фильм стал отправной точкой для постановки. Были придуманы новые герои, которые отправляются в Зону. Спектакль шел в фойе, прямо среди зрителей. Иногда приходилось двигаться за актерами. И это было классно. Вообще спектакль начался очень живо. Герои сидят за столом и собираются. Спорят о деньгах, волнуются. Но потом случилось нечто печальное. Пошли монологи, которые по сути являлись прямыми политическими и общественными высказываниями автора (Нина Беленицкая). Апофеозом наверное стал монолог девушки, которая собралась в Зону, потому что у нее проблемы с головой и ей нужна новая. У меня есть для нее лекарство — гильотина ;-)

Я не знаю, станут ли зарисовки спектаклями, но мне было интересно это посмотреть. И еще: я хочу высказать свое уважение и признательность Кириллу Серебренникову за то, что он сделал этот театр. На пустом месте, вернее на кучке пепла он родил живой театр. Это так круто, что я могу только аплодировать худруку Гоголь-центра.

Читать оригинальную запись