Мемориальный музей-квартира М.и А. Мироновых и А. Менакера

«Однажды папа сказал, что их дом — это целый мир. … Когда-нибудь Аврора познакомится с этими людьми и придёт к ним в гости. И ей покажется, будто она побывала в другой стране».
Анне-Катрине Вестли «Аврора из корпуса «Ц»»
Жилища бывают разными. Безликими квартирами. Все зависимости от вложенного количества денег. Безликий «военный коммунизм» или безликий глянцевый евроремонт. Все равно — безликий.
Бывают квартиры нелюбимые, как жены, мужья или дети.
Бывают угрюмые и даже недоброжелательные.
А бывают квартиры — «домА» — «гнезда». Их выстраивают, вылепляют, складывают «по кирпичику». Они, словно верные псы, — прямое отражение своих хозяев. Они пропитываются голосами, эмоциями, энергетикой обитателей — творцов и потом, после их смерти, если, конечно, не разоряются и не растаскиваются наследниками, долго — долго «фонят». Пожалуй, именно это слово лучше всего отражает то странное ощущение, которое появляется у неравнодушного посетителя, переступившего порог такого «дома».
Вот и мемориальная квартира семьи Мироновых — Менакера, как и квартира Улановой, относятся к их числу. Дом с «лица необщим выраженьем».
Кажется, что заглянул на огонек к гостеприимным хозяевам, которых ты лично никогда не знал, но так уж получилось… Тебя приняли, обласкали, усадили пообвыкнуть, оглядеться, а сами на минуточку вышли…
Живое пространство. Не надо обладать изощренным воображением, чтобы «увидеть» тени хозяев и их друзей. Они где-то рядом.
И в уютной гостиной (здесь хочется находиться, здесь чувствуешь себя удивительно комфортно), и в зеленом петербургском кабинете Александра Семеновича — личном мемориальном музее осиротевшей Марии Владимировны, в котором она проводила часы, беседуя с оставившими её двумя ненаглядными мужчинами — мужем и сыном.
Подборка фотографий на ширме, засушенная роза, гримировальный столик…
Да, да… Именно сюда перенесли из театра Сатиры гримировальный столик Андрея Миронова. Пиджак на спинке стула. Программки спектаклей, листы с текстом роли, испещренные пометками. Иллюзия — Андрей Александрович на сцене, скоро вернется.
И в радостной красной кухне, из которой так не хочется уходить.
И в самом тяжелом, трагическом месте дома — в густо-бардовой спальне. Крик об одиночестве, о вселенском одиночестве зажившейся души, привыкшей быть любимой и любить самой. Зеркало «в рост» — мечта актрисы, узенькая «гимназическая» кроватка, фотографии, мягкие игрушки, томик Пастернака, тот, который она читала перед смертью, трогательный маленький букетик — последние цветы, полученные от Андрея в день его гибели и… иконы, иконы, иконы…
И в коридорчике, в котором теперь живут сценические костюмы Марии, Александра и Андрея.
рии
Когда-то давно, после смерти Марии Владимировны, я неоднократно слышала мнения разных людей о её решении передать квартиру театральному музею имени Бахрушина. И тогда мне тоже казалось, что это, как бы сказать, не совсем правильно.
А сейчас, когда я побывала в мемориальной квартире, в мире остановившегося времени, с его удивительной атмосферой, думаю, что Мария Владимировна была права.
Получился и музей актерской семьи, и музей эпохи.
Настоящую жизнь невозможно сымитировать. Большая часть наших мемориальных музеев (к несчастью) заполнена вещами «того времени», а не вещами, помнящими конкретное историческое лицо.
Сходите, не пожалеете.
Даже если вы слегка моложе автора поста, который тоже видел выступления Мироновой — Менакера в детстве и исключительно по телевизору.
Встречают доброжелательно, рассказывают интересно, никакой формальности, будто о родных людях.
Билеты по стоимости вполне демократичны — 250, если вы договаривались с самим музеем; 300р, если вас встречали на станции метро Кропоткинская и отводили.
Самое главное — посещение ТОЛЬКО по предварительной записи. Музей — квартира находится в жилом доме (ясное дело).
В музее можно купить за 150р книгу «…В своем репертуаре» (воспоминания Мироновой и Менакера плюс монография известного театроведа Поюровского). Написано интересно, живо. И, что отдельно приятно, книгу такого объема и за такие деньги в книжном магазине фиг найдешь, простите мне мой французский.
(Да, в нашей группе была компания глухонемых с сурдопереводчиком.)
Контакты: 8-499-241-61-97
8-917-506-38-85
Малый Власьевский пер, д.7, кв.8 (метро Смоленская)

сайтhttp://www.museum.ru/m2635

Читать оригинальную запись