«Добрый человек из Сезуана» театр им. Пушкина, 5 апреля, 2013

Второй просмотр, пожалуй, подтвердил премьерное впечатление от спектакля. Он прекрасный и очень интересный, но между ним и залом всё-таки стена (как и положено, в данном случае). Я не отношу себя к "сентиментальным" зрителям, поэтому "стену" чувствовала почти всё время — за исключением атмосферных, "пейзажных" сцен и некоторых музыкальных — они захватывали целиком. Это не недостаток, это особенности жанра. Важны не эмоции, испытываемые во время спектакля, а то, что остаётся в осадке — сложное впечатление, влияющее на душу и ум.

Из изменений: более свободная игра некоторых актёров, что особенно заметно по Воронковой и Арсентьеву, который, как оказалось, прекрасно поёт. Воронкова мне очень нравилась по разным работам (прежде всего, в "Санта-Крузе"), так что была уверена: раскроется обязательно, так и произошло. Урсуляк и Матросов — сильные, как и прежде.

Всё-таки утомляет многословие, переливание текста из пустого в порожнее, что иногда происходит, но… это вполне может определять нужный эффект, тут не берусь судить, потому что механизм воздействия бутусовских спектаклей сложен и вот так, по-простецки ничего не объяснить. Действительно, происходит эффект накопления. После "Чайки" не нам бояться повторов и замедленных сцен.

Вопросов много, и не уверена, что их можно разрешить. Финал открыт, неясен и вполне возможно, что как-то изменится — по смыслу, а не по форме. Помню некоторое зависание финала "Чайки" в первое время. Хотелось даже, чтобы ЮБ как-то его подправил. А нужно было только некоторое время, чтобы к актёрам пришло настоящее внутреннее понимание происходящего. Уверена, что так будет и здесь.

Издалека спектакль эстетически безупречен: сценография, мизансцены, костюмы, пластика, силуэты. Каждый момент — новый ракурс, новая картина. Зонги — прекрасно! Как раз накануне в спектакле ЮБ по Шиллеру услышала немецкую речь и "особенное" немецкое пение: видимо, сейчас режиссёр вышел на эту волну.

Читать оригинальную запись

Читайте также: