«Я свободен» П.Пряжко, театр «Post», СПб, реж. Дмитрий Волкострелов

Театр Post | Спектакль: Я свободен

Поскольку на Волкострелова я оставался в перерыве между двумя читками «Перепоста», слышал, как участники проекта уточняли насчет ожидаемого «Я свободен»: кто-то спрашивал, что это, а я ему отвечали: «Ну, Волкострелов листает фотографии на компьютере»-«Хоть прикольно?»-«Прикольно». Для Волкострелова принципиально, что на его спектакль, не только «Я свободен», заинтересованный зритель обязан потратить целый вечер, а не забежать между делом, глянуть и дальше помчаться. Серьезная заявка, поскольку вечеров катастрофические не хватает и на «нормальные» спектакли, а «Я свободен», в отличие от трехминутного «Солдата», нельзя и с чем-нибудь другим совместить, 535 фотографий и 13 подписей к ним — это больше, чем на час.

Однако я, по крайней мере, сознаю, что мне это надо и зачем мне это надо — мне интересен и такой зрительский опыт тоже, несмотря на то, что в случае с опусами Волкострелова и с «Я свободен» особенно опыт дается тяжким и неблагодарным испытанием. С тем же самым сознанием я ходил и на спектакли Сергея Яшина в бывший театр им. Гоголя, и на антрепризные комедии с участием Ларисы Удовиченко в ЦДКЖ. У каждого, понятно, соображения свои. Перед началом Коля Берман хвастался, что смотрит «Я свободен» в третий раз — великая сила искусства! А бабка Таня, которая ночует под лестницей, наоборот, сетовала: «что же я аннотацию в книжечке не прочитала, надо было идти смотреть балет на льду». Мне балет на льду нужен еще меньше, чем Волкострелов, и хотя тратить вечер было жалко (но тратить вечер жалко почти всегда, это не в обиду Волкострелову), хорошо еще альтернативы никакой не нашлось (концерт швейцарского дирижера болгарского происхождения в БЗК и юбилейный спектакль Елены Ксенофонтовой в качестве таковых меня не обнадеживали), лучше сразу поставить галочку и, простите за невольный каламбур, отстреляться.

Что поразительно, по-настоящему странно — если не час кряду, то первые минут пятнадцать-двадцать Волкострелов перелистывает слайды при переполненном зале в абсолютной, идеальной тишине, о какой может только мечтать на своих концертах, к примеру, Михаил Плетнев — летом было бы слышно, как муха летит — летит и дохнет на лету. Потом, конечно, пошли и смешки, и замечания вслух, но все равно редкие, одна девица, только одна, покинула мероприятие до его окончания, виртуозно пролезая через ряд. Остальные стоически досмотрели набор любительских фоток, где вид на дождливую дорогу из окна сменяется кадрами из парка, а дворовая каруселька — фотозарисовкой с моста, увешанного замочками на «верность», и все это изредка сопровождается немногочисленными замечаниями типа «и тут она попросила прекратить съемку» или «это со второго этажа», из которых более или менее ключевым при сильном желании можно посчитать «девушка-фотограф ходит по городу с Земфирой в наушниках», поскольку «На следующей — я» оказывается обманкой, на снимке вовсе не режиссер и не драматург, а некто неведомый.

Волкострелов заявляет, что под конец в «Я свободен» выстраивается «в законченный, пусть и невербальный, сюжет» — не было возможности попросить Дмитрия пересказать вкратце, к чему он сводится (не потому, что мне интересен сюжет спектакля Волкострелова, просто всегда приятно послушать умного человека), но самое худшее, как можно поступить в отношении к этому произведению, на мой взгляд — выискивать и реконструировать в нем сюжет, последовательность событий или хотя бы сквозных мотивов — лучше сразу отправиться за черной кошкой в темную комнату. При том что я вовсе не считаю сюжет обязательным элементом, наоборот, это прикладная категория, лично мне он чаще всего только мешает. Просто я не люблю, когда меня вводят в заблуждение, тем более, когда в том нет надобности. Вообще подобные произведения даже если и ценны, то не самодостаточны, и важны как указатель дальнейшего пути, но тут не просто очевидный тупик, тут конец пути, дорога пройдена до конца. Никто, по счастью, не заблудился, просто уперлись в стену — можно возвращаться. А возвращаться не хочется и, кроме того, для этого требуется вдвойне больше сил (а также умений).

Упрекать Волкострелова в шарлатанстве и аттестовать его творчество нецензурно-бранными словами я бы не стал уже хотя бы потому, что не сомневаюсь: он искренне уверен, что творит нечто небывалое. Тех, кто его в таком заблуждении поддерживает и наводит морок на окружающих, также не мне судить. Я бы только с одним поспорил конкретно — с тем самым замечанием, будто «Я свободен» — это прикольно. Ничуть не прикольно, ни капельки, ни секунды.

Читать оригинальную запись

Читайте также: