«Маскарад маскарад» М.Угарова в ЦДР, реж. Михаил Угаров

Показ (а это, как настаивает автор, не спектакль, но лишь «презентация пьесы) прошел в рамках проекта «актуализация классики». На самом деле «Маскарад маскарад», хотя и воспроизводит в общих чертах сюжет драмы Лермонтова, и даже с использованием в «презентации» музыки Хачатуряна к оной, никакая не «актуализация», а самая обычная «деконструкция», причем в «Газете «Русский инвалид» Угаров уже эксплуатировал, отчасти иронически обыгрывая, отчасти разрушая каноны классической драмы, просто в «Маскараде» за основу взята конкретная пьеса. Некоторые сюжетные мотивы претерпели трансформацию, вроде того, что Штраль оказывается подругой покойной матери Звездича и давно его уже хотела, чуть ли ни с тех пор, как он 14-летний вбежал в комнату потный, и при этом сам Звездич (называя героев именами их классических прототипов) тоже на всю жизнь запомнил этот момент; а Нина оказывается не столько наивной, сколько ограниченной, недалекой, попросту дурочкой, совершенно неинтересной, но любящей «мороженку», хотя отравлена она не мороженым, которое Арбенин и сам кушает, превозмогая нелюбовь к сладкому, но салфеткой: Неизвестный, бывший сослуживец Арбенина, называет себя «безымянным телом», Джоном Доу; и сам Арбенин после убийства жены снова надевает сапоги, возвращаясь на армейскую службу; кроме того, взамен отсутствующих прочих действующих лиц добавляются двое рабочих (один из них в эскизе постановки — дородный, другой — субтильный, выглядят они как пара коверных, и одеты в черные майки, как цирковые акробаты), в финале они сопровождают Арбенина на некое военное задание. Поэтические рифмованные диалоги Лермонтова переложены современной, прозаической и отчасти разговорной, отчасти, наоборот, стилизовано, нарочито литературной речью, пересыпанной вымученными, жутко (сознательно или нет — я не пнял) фальшивыми непристойностями; такие сцены перемежаются развернутыми монологами, некоторые связаны с сюжетом, иные же размышления, в частности, о языке, о русском языке (с реминисцениями еще и к Тургеневу с его стихотворением в прозе, так что одним Лермонтовым все равно не обошлось) могут показаться вставными номерами. Но в спектакле-«презентации» все это выглядит органично и живо. Актеры все ха-арошие-е-е такие, и прежде всего, конечно, Молочников, чья карьера развивается не по месяцам, а по неделям, и радостно за него, и страшновато, не закружилась бы у мальчика голова раньше срока (он уже и теперь, и в «Маскараде маскараде», и в «Новых страданиях юного В», включает порой «актер актерыча»). При чем тут «актуализация» — не знаю. Ни в тексте, ни в оформлении «презентации» явных примет эпохи нет (казино, где встречаются Арбенин и Звездич? так это, простите, как раз не сегодняшний, а вчерашний день), но это ладно, нет вообще никакой конкретной привязки к актуальным событиям, современность пьесы Угарова куда более условна, чем современность мира светских маскарадов для Лермонтова. Просто взят общеизвестный сюжет и пересказан заново — разве не так поступали Софокл и Шекспир?

Читать оригинальную запись

Читайте также: