«Конек-горбунок» П.Ершова, Красноярский театр драмы им. А.Пушкина, реж. Олег Рыбкин

Хороший детский спектакль, но почему говорили, что текст сказки «лихо переписан»? В основе композиции — хрестоматийные вирши Ершова (в последнее время пытались авторство ставить под сомнение, по-моему, безосновательно), чуть разбодяженные отсебятиной, непротивной, но необязательной, и подсокращенные, так что в некоторых случаях логические связки между эпизодами слегка потерялись — но благо сюжет и так известен. Оформление постановки — половики и валенки, ну а также всякие прочие ручной работы вещицы, вполне милые, но ничего особенного. Огромная рыба-кит производит впечатление скорее размерами — она забавная, но опять же, нет ничего сверхестественного, чтоб сотворить сказочный мир из простых предметов, соединяя псевдоэтнографический элемент, характерный для формата советских тюзов, с «актуальными» приколами вроде того, что, к примеру, на комбинезоне среднего из сыновей старика, Гаврилы, надпись «брат 2» и последующим диалогом: «в чем сила, брат?»-«сила в лошадях». Лошадиные силы конька-горбунка ревизии не подлежат, он все делает в соответствии с литературным первоисточником — под музыкальный ансамбль в составе: балалайка, скрипка, контрабас, баян — и на кантри-ритмы. Детям, кстати, нравятся, они (не в пример отставному критику Демину) смотрели спектакль внимательно и тихо. Но это не «семейный» спектакль. Зрителям старше дошкольного возраста ловить в нем нечего. И это определяется вовсе не литературным материалом — «Золотой петушок» Гинкаса расчитан на трехлеток, но любого зрителя ждут настоящие открытия — никогда не забуду: валятся с лестницы и грохочут отломанные руки-ноги, дети впереди на пуфиках в восторге, мамаши позади на креслах в ужасе. У Рыбкина дети тоже на пуфиках, и им даже раздают (в эпизоде ярмарочного торжища) леденцовых петушков на палочках, и дети их разворачивают, шелестят пленкой — ради сиюминутной активизации внимания не стоило.

Читать оригинальную запись

Читайте также: