«Алые паруса» М.Дунаевского-М.Бартенева, А.Усачева, «Театр-Театр», Пермь, реж. Борис Мильграм

Разнокалиберные металлические трубки (от сценографа Виктора Шилькрота) ходят вверх-вниз волнами, и первые несколько минут это смотрится красиво, эффектно, но быстро начинает рябить в глазах. Еще сильнее напрягает мельтешение кордебалета «черных лебедей» в пачках с масками-«чулками», натянутыми на головы — решение явно избыточное. «Алые паруса» Дунаевского — достаточно интересный и во многом неожиданный материал, отталкиваясь от слюнявого интеллигентского неоромантизма Грина, авторы сумели некоторые моменты новеллы уточнить, а многие радикально переосмыслить. Название присутствует и в московской афише — у Бородина в РАМТе, тот же самый материал, но поставленный все-таки как драматический по исходным задачам и структуре спектакль, хотя и с вокальными номерами. Версия «Театра-Театра» — «мюзикл-мюзикл» в чистом виде, но учитывая уровень постановки, ход небесспорный. Хористы превратились в «поющие статуи», завернутые в тряпицы и водруженные на постаменты в глубине сцены. Для пущей доходчивости замысел авторов музыкальной драмы вульгаризирован — например, у землячек Ассоль титьки свисают аж до пояса выменем, чтоб не оставалось сомнений в скотской породе мещан-плебеев. На таких грубых метафорах строится весь визуальный ряд, за исключением основной сценографической конструкции из трубок — последняя своим изяществом и условностью плохо сочетается с остальными элементами. Второе действие более аккуратное, сдержанное, массовка вместо черных юбчонок и масок переодета в серые плащи с капюшонами, а висящие горизонтально трубки сменяются помостом, выдающимся к авансцене, перед которой на снятых первых рядах партера размещается оркестр. Но если первый акт выглядит аляповато, в характерной манере Мильграма, и при этом достаточно оригинально, то второй, и особенно разворачивающиеся в финале алые паруса — предсказуемо, банально и безлико.

Читать оригинальную запись

Читайте также: