«Двое на качелях» У.Гибсона в Современном театре антрепризы, реж. Алексей Кирющенко

Полвека назад, наверное, пьеса Гибсона могла поразить «откровенностью», с которой ее персонажи обсуждают свою личную жизнь, и сексуальные отношения, и семейные драмы, и болячки тела — особенно советскую публику, когда «Двое на качелях» ставила Волчек в «Современнике». Теперь пьес разного качества, рассчитанных на двух актеров, разыгрывающих и обсуждающих ограниченный набор вариантов любовных перипетий, чересчур много. «Двое на качелях» — не лучшая и не худшая меж ними, а так, середнячок. Неудивительно, что на сцене я никогда ее не видел, не считая не считая одноактного балета «по мотивам», и даже спектакля Виктюка с Натальей Макаровой в роли Гитель не застал. Балетная тема и балерина в постановке — не случайность, Гитель по сюжету — танцовщица. Кирющенко почему-то мало внимания уделяет этому любопытному обстоятельству и почти не обыгрывает его, не считая куцей малоинтересной интермедии с шарфом в начале второго акта. А при общей продолжительности около двух с половиной часов, включая перерыв, действо, не разбавленное ни танцами, ни какими-нибудь еще «примочками», если честно сказать, утомляет. Артисты стараются, Григорий Антипенко играет своего разведенного адвоката достаточно тонко, хотя и без откровений, Татьяна Арнтгольц попроще, при том что героиня ее сложнее, интереснее, она мало того что творческий человек, танцовщица, так еще и страдает язвенными кровотечениями, но вместе с тем старается жить на всю катушку, не осознавая, так чувствуя скоротечность жизни — в спектакле это впроброс проговаривается и только. Нью-Йоркский контекст, в котором оказывается приехавший туда после развода герой, тоже обозначен на словах и с помощью задника, плюс передвижные ширмы, слишком громоздкие для небольшой площадки ЦИМа (когда играют в Киноактера — должно быть, там сценография в пространство вписывается легче). За последнее время это третья камерная мелодрама «нью-йоркского» типа — после «Вальса одиноких» в ШСП и «Игр одиноких» в Театре им. Вахтангова. Драма Гибсона несравнима с поделкой Злотникова, а Саймону все же уступает, но ее можно было бы сократить, дописать, сделать с ней что-то интересное — Кирющенко ведь умеет, иногда у него получается здорово. А тут персонажи просто долго сходятся и расходятся, прежде чем окончательно расстаться столь же, по большому счету, случайно, как и познакомились.

Читать оригинальную запись