"Средство Макропулоса" Геликон-опера

Узенький ободок с типичным греческим узором, держащий занавес. Занавес — задник. Зрители «внутри» сценического пространства, свидетели закулисной жизни. Время немилосердно. Ободок обломан и, во избежании обрушения, небрежно подперт гигантской рогатиной. (Да, были люди в наше время… Богатыри…) Занавес пообтрепался. Весь в прорехах. Вот только прорехи необычные — точеные силуэты дам и кавалеров в костюмах трех столетий. За занавесом, ровнехонько посередине, площадка с креслами. Здесь обитают тени прошлого. Выбеленные лица, белоснежные одежды. Они всегда рядом с Элиной Макропулос. Её личный призрачный архив или дневник. Они оживляют прошлое. Они следят за происходящим на сцене. Именно — сцене, и потому что Элина-Эмилия-Эллен (далее по списку) певица и весь мир для неё театр, и потому что за триста лет жизнь превращается в докучливую круговерть, в которой все уже было, было, было…

Философская пьеса о цене жизни и обесценивающем её бессмертии.

Всегда интересно, как для себя решают вопрос создатели спектакля, почему Элина отказывается от рецепта средства Макропулоса. (Еще «вчера» была готова на все, лишь бы заполучить конверт. И вдруг… забирайте, если надо, а я «спрыгиваю с поезда»…)

Мир прошлого куда ближе мира настоящего. Там еще весело билось сердце. Льстило поклонение. Очаровывала чужая любовь, а иной раз везло самой испытать сильное чувство. Там еще что-то случалось впервые. Первый отвергнутый, покончивший жизнь самоубийством… Первый ребенок, выросший без материнского призора…

А сейчас душа погружена в мертвую скуку. Нечего желать, не к чему стремиться. Пресыщение до перенасыщения. И остывает тело: не греет кровь, руки леденят пылкого любовника. И зов прошлого все сильней. И яркость костюмов примадонны съедает белоснежность. И уходят со сцены люди, меняясь местами с заоблачными жителями. Теперь их черед наблюдать за призрачной Элен, окруженной белоснежной толпой. И сцена, залитая потусторонним светом, превращается в мир мертвых. И как отличить её — формально живую от нежити?

Выбор героини понятен и единственно возможен.

Пламя, уничтожающее рецепт средства Макропулоса, пугающе похоже на адское пламя. Куда отлетела грешная душа Элен?

Я никогда раньше не слышала оперу Леоша Яначека. (Говорят, она трудна для исполнения. Честь и хвала актерам Геликона, они прекрасные профессионалы. Я могу понять, что трудности имеются, но никоим образом не почувствовать их.) Если честно, это не то произведение, которое бы я хотела переслушивать дома. Мне она показалась… никакой. Как опера — абсолютно не заинтересовала. Как спектакль — получила большое удовольствие. Для меня, а я не опероман, (признаюсь легко) очень важно КАК опера поставлена. Что хотели сказать создатели. «Средство Макропулоса» интересно и по работе режиссера и по сценографии. Оперный спектакль, который заставляет задумываться на уровне драматического — беспроигрышный вариант.

Читать оригинальную запись