Иногда лучше молчать

Василий Лановой:

— С картиной «Брат 2» Балабанова у меня была целая история в «Артеке». Там работает детское жюри, а после просмотра ребята ставят оценки фильмам — «лучший», «самый лучший», «самый добрый» и так далее. И дети назвали этот фильм «самым лучшим». Когда я узнал о решении, я был потрясен, потому что мне лично картина очень не понравилась. Очень не люблю, когда убивают, проявляют жестокость и насилие. Но через несколько лет там показали «Звезду» Николая Лебедева, картину сделанную молодежью и в лучших традициях русского патриотического фильма. Когда ребята выбрали эту картину лучшей, я тут же подошел к ним и сказал: «Наше общение идет на пользу друг другу».

— На ваш взгляд, что лучше для театра — репертуарная или контрактная система?

— Мне трудно говорить о контрактах, я всю жизнь работал в одном из лучших репертуарных театров. Мы до сих пор не перешли на контракт, и я не понимаю, почему такой вопрос вообще возникает. Что, мы уже полностью капитализировались? Мы уже полностью отказались от наследия прошлого? Нам запрещено вспоминать о прекрасных подвигах в искусстве, в кинематографе, театре времен СССР? Тогда были грандиозные спектакли и крупные культурные события — как можно от этого отказываться и переходить на какие-то новые «контракты»? А что до Серебренникова, я смотрел несколько его спектаклей. Думаю, что этот «авангардизм», который зарождался еще в 1920-х годах, не добавил театру никаких плюсов.

— Но Мейерхольд — это тоже театральная традиция.

— Это традиция, но она скорее древнегреческая, нежели революционная. Революционные традиции быстро улетучились в первые годы советской власти — с какой стати их нужно возрождать именно сейчас?

Интервью целиком

Читать оригинальную запись

Читайте также: