Наталья Ворожбит. В защиту Пусси Райот

Верить в Бога очень трудно. Но верить в Бога очень хочется. Жаль, для этого не достаточно одной внутренней установки. Мне, рожденной в 75-ом, материалистке и не убежденной атеистке нужны учителя и примеры. Не откуда-то из истории. А сейчас, живые.

70 лет у нас был запрет на Бога и Церковь. И вот однажды, за истечением срока давности, из памяти стерлось все плохое: жадные попы, манипуляции людским сознанием, десятины, внебрачные дети и так далее. Лозунг «религия – опиум для народа» стал работать против его создателей. В памяти остались горящие иконы со священными ликами, мученики, проснулась потребность в вере.

Я помню, как в юности с трепетом разучивала тайно «Отче наш» со своей дремучей деревенской подругой (не так ли трепетно разучивал мой дед революционные листовки?) Как надевали крестики на шеи, когда нас никто не видел. Молились за сараем найденной на чердаке иконке. Ждали, что ОНИ придут. Добрые православные мудрецы. Откроют храмы и будут служить Богу и людям. Лечить их больные жадные души мудростью, любовью и личным примером. И они пришли… И что же? Прошло каких-то двадцать лет, а церковь стала ассоциироваться с властью, деньгами, средневековьем и агрессией.

Поразительно, как за такой короткий срок священнослужители смогли дискредитировать свое дело. А ведь им было дано все, чтобы этот проект стал успешным!

Только сейчас я начинаю понимать своего деда, который в 30-е сбрасывал колокола с сельской церкви, хотя в нашей семье всегда было принято его осуждать. Подозреваю, что у него были серьезные мотивы. Сейчас на этом же месте церковь восстанавливают. Она растет красивая, сильная. На ее фоне жалко смотрятся бедные дома людей. И у меня нет радости. Эту радость у меня отнял суд над Непристойно Танцующими в храме. Я никогда не встречала столько судей. Я никогда не встречала столько мстителей. И все они называют себя православными. Такое православие пострашнее социализма будет. А ведь мы все дети тех, кто так или иначе танцевал непристойно в храме (я — внучка моего деда). Мы не имеем права судить. Я не говорю про истинно верующих – уверена, они не судят.

В общем, все, что сейчас происходит вокруг группы Pussy Riot– очень мешает мне верить. Мне некуда идти этому учиться. И я иду на йогу.

Р.S. Наверняка существуют настоящие священники и счастливые с ними встречи. На одном ток-шоу, посвященной скандальному сериалу «Школа» я познакомилась со священником, который, грустно качая головой, посоветовал мне написать сериал «Церковь». Он сказал примерно следующее: в нашей Церкви такое происходит, что ваша Школа отдыхает. Он мне понравился. Ему хотелось верить. Но только он почему-то не в церкви, а на ток-шоу.

Читать оригинальную запись

Читайте также: