"Подслушанное, подсмотренное, незаписанное" Е.Гришковца и И.Райхельгауза в Школе современной пьесы

Вынужденно ощутил себя персонажем спектакля: по сюжету одной из новелл «Юбилей» герой собирает друзей в ресторане, а они под разными предлогами отказываются приехать в последний момент, причем сразу несколько придумывают, что больны. А я на самом деле сильно заболел, пролежал весь день и уже совсем было думал, что не пойду в театр, но уже два раза продинамил — один раз совсем не пришел, другой по обстоятельствам нетворческого характера убежал с середины представления, в общем, собрался с силами и приполз. Тем более, что юбилей непридуманный, и более того, вместо Альберта Филозова, который обычно играет эту новеллу (у него, кстати, настоящий юбилей 25-го июня, кажется, и он будет играть в свой юбилей именно «Незаписанное»), на сцену вышел Иосиф Райхельгауз, и специально для него, к его юбилею, сделали несколько дополнительных видеороликов с «отказниками»: Гордон с молодухой как бы просто забыл, что обещал приехать, у Гришаевой съемки и она красится, а сама в телефон симулирует простуду, Галина Волчек вообще что-то говорит, а звука нет, только видео на проекции — в общем, даже те немногие, кто дошел до юбиляра, сразу его покинули (Вадим Колганов — ради халтурки в антрепризе, Елена Санаева — ради записи песни «Не прячьте ваши денежки» с «Бурановскими бабушками» у Андрея Малахова в студии) — хотя понятно, что потом в кабинете у худрука, уголовой комнате за зрительным залом, выходящей окнами одновременно на бульварной кольцо и Неглинную, все собрались заново, уже не понарошку.

Однако в самом спектакле новеллы, которые должны меняться, были практически те же, что и при предыдущей моей попытке:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/2262010.html

В программке упомянута, например, история «Коллеги» с предполагаемым участием Татьяны Васильевой — она не играется, есть «Дискуссия» с Угаровым — тоже. Несколько разочаровала меня новелла «Сватовство» — я думал, что роль Татьяны Веденеевой («невесты», которую подросток знакомит с мамой) более развернутая, а она оказалась довольно куцей, к тому же и сам сюжет скомкан, я поначалу совсем не понял, что с ним в итоге произошло — а он просто напился, пока «мамы» разговаривали за столиком. Алексей Гнилицкий перескакивает из одной истории в другую, сначала пробует договориться с бывшим однокашником о студии для записи детского хора, а потом подсаживается к незнакомой девушке, не понимая, что она работает по тарифу — оба сюжета не самые выигрышные. Поживее получается у Александра Цоя и его партнеров по истории «Священная корова», индуса убеждают попробовать говяжий бифштекс, будто это свинина, но организм все равно не принимает говядины и его тошнит, — мне помнится, в прошлый раз та же интермедия удалась тоньше, как и образ «лгуньи» Екатерины Директоренко — девушки, что постоянно всем врет, а потом сама оказывается обманутой человеком, которого ждала. Новая для меня история — «Любимая» — с девушкой и двумя мужчинами, один из которых — ее отец, но поскольку это становится ясно не сразу, в том и суть интриги — не сказать, что очень острой.

Из целостной картины, однако, вырисовывается довольно внятная мысль: люди друг другу говорят, употребляют много разных слов, но слова не выражают, а помогают скрывать истинные чувства, не способствуют взаимопониманию, но разобщают, даже если все сказанное — правда, что тоже не всякий раз бывает. С этим мотивом, вероятно, связано появление бессловесной пары, короткими танцевальныи зарисовками которой перемежаются диалоговые сценки — вот между этими двумя молчащими гармония абсолютная. Но общий замысел понятен, а с частными моментами есть явные неувязки. Официант-Иван Мамонов, который признается под конец, что он актер, которого «юбиляр» не принял на курс — это мило, но вот, например, жена одного из трех друзей, отправившегося за деньгами, чтобы заплатить по счету — она приносит деньги и говорит, что муж попал в больницу с приступом, а вместо того, чтобы бежать к мужу, задерживается в ресторане, садится за столик к его другу, при том что видит его впервые — это более чем странно и совсем неубедительно. В случае, когда юбилей настоящий, и финалом представлению служит поздравительный хор от студентов виновника торжества, вопрос о завершенности драматургической структуры как бы отпадает, но в принципе, конечно, она, при всей импровизационности внутренних сюжетов, должна быть, по-хорошему, лучше простроена.

Читать оригинальную запись