Анонсирую "Узбека"

Узбек - Театр им.Й.Бойса

Театра имени Йозефа Бойса и Сахаровский центр в Москве
Премьера спектакля «УЗБЕК»

15 мая в 21:00 в Выставочном зале Сахаровского Центра
19 мая ПРЕМЬЕРА спектакля «Узбек» в рамках Ночи Музеев и Фестиваля Свободы — начало в 23:00
23 мая состоится повторный премьерный показ — в 21:00 в Выставочном зале Сахаровского Центра

Несколько слов от себя:

Эскиз этого спектакля был лучшим на проекте Сахаровского центра и Театра Йозефа Бойса «Работа с документами: жизнь меньшинств», которые делали Георг Жено, Михаил Калужский и я. Талгат Баталов — актер из театра «Ильхом», переехал в Москву и стал заниматься документальным театром, сделав, например, с Екатериной Бондаренко изумительный спектакль «Шум» в Театре.doc.

Эксиз был настолько убедительным, что так и остался в ангаре Сахаровского центра, где спектакль идеально вписался в кирпичное пространство бывшего милицейского гаража. Баталов рассказывает о судьбе трудового мигранта из Средней Азии. Он сажает аудиторию в круг, но сам актер находится за пределами круга — зрители сидят спиной друг к другу. Зрители — это Москва, центр, матка. Актер, обегающий вокруг «Москвы» не один круг, — это «понаехавший», пытающийся пробиться к кормушке, пробиться через круги московского ада.

Поскольку конфликт между актером и зрителями в этом случае агрессивен — мы вынуждены вертеть головами, нам некомфортно, то и Узбек — это по неволе нападающий в данной истории. Протогонист, обязанный доказать свое право на существование. Центр охраняет тепло, очаг, свои вечные концентрированные кольца — как змея или кошка, свивающаяся в клубок, хранящий тепло и не отдающее это тепло чужаку. Узбек рассказывает о том, что такое получить регистрацию, получить место жительства, что такое подмосковная прописка. Рассказывает о фальшивых правозащитниках, пытающихся нажиться на предмете своей защиты. Рассказывает о мелких и крупных проявлениях шовинизма в российском обществе. Показывает свои настоящие документы — зеленый узбекский паспорт, бумаги, мандаты. Все, что у него есть, все, чем он может доказать свое право быть, Узбек достает из картонной коробки, — места своего жительства. При этом спектакль — удивительно позитивен. Здесь сосредоточились радушие и хитро-примирительный нрав, характерный для человека Средней Азии. Чем более раскован и искренен Узбек с нами, тем более он наивен, простодушен и уязвим. Талгат Баталов демонстрирует пределы раскрепощения в рассказе о себе — угрюмое большинство зрительного кольца агрессивно и поэтому на такую степень откровенности не готова. Актер — радушен. Публика — колка. Сама мизансцена к этому располагает.

Есть два поразительных мгновения в спектакле. Талгат читает настоящее письмо своего отца к себе — отец наставляет и увещевает сына, решившего начать самостоятельную жизнь в чужой стране. И это письмо XXI века, написанное, очевидно, чудеснейшим человеком с правильным, цельным мышлением, сразу отсылает нас к жанру нравственной проповеди, лучшими представителями которой были письма Гаргантюа к Пантагрюэлю (где сосредоточились все ценности эпохи Возрождения) и «Письма к сыну» Филиппа Честерфильда. Парадоксальным образом мы понимаем, что педагогические и воспитательные идеи, изумительная отеческая интонация живы, искренни и могут воздействовать на человека современности. И более того, в ситуации миграции, этот факт связывает наши культуры между собой, делая из многополюсного мира, где есть якобы богатые и якобы бедные страны, единую ойкумену, где взаимоотношения отца и сына — есть базис опять-таки единой культуры. Мигранты в желтых куртках — ведь еще 20 лет назад мы были одной страной, ходили в одни и те же школы, читали одни и те же книги.

И второй момент. В финале, когда чувства наши растоплены и агрессия потихонечку сменяется на чувство понимания, Талгат показывает кусок советского кино, где рассказывается о том, что ташкентская семья приютила восемь сирот, бежавших от трагедии Второй мировой войны в Среднюю Азию. Ситуация повторяется. Мы уже забыли об этом. Когда видим (не без ксенофобии, которую навязывает государство нам сегодня) в мигранте врага, мы забываем об этом. Ташкент — город хлебный.

Мне кажется, это поразительный спектакль про то, что миграция — это пассионарный взрыв. И сегодняшнее положение мигранта — это надежда на будущее. В этом смысле «Узбек» прямо продолжает памятный спектакль Театра.doc «Война молдаван за картонную коробку», где как раз и говорилось о том, что смысл и дух миграции — исключительно позитивен, пассионарная энергия перемещения народов гонит кровь на сближение и в будущем это грозит удивительными преобразованиями нашего мира. В статье о «Молдаванах» я цитировал одну из работ российских социологов, которые писали о том, что современная миграционная ситуация в постсоветской, постколониальной России может быть сравнима по объему с миграционными процессами в США в начале века. Когда народы сближаются, это дает толчок и тем, и другим. Смысл — в культурных пересечениях, а не в инцестуальном застое крови.

Читать оригинальную запись