Театральный романс.

Театральный роман (по М.Булгакову). Т-р студия п/р П.Фоменко. Реж. К.Пирогов и П.Фоменко.

Сп-ль начинается с долгих предисловий играющего Максудова К.Пирогова, и в дальнейшем он почти всё время на сцене. Говорит многозначительно, растягивая слова. Порой рвёт страсти в клочья в лучших традициях дошекспировского театра. Неудивительно, что спектакль пропитан некоторым неприятием системы Станиславского: то, что было у Булгакова как лишь один из вариантов прочтения мысли автора, стало в спектакле доминантой. Старики-основоположики выведены марионетками. Но в спектакле есть и парадоксальный момент (аутопоэзис, так сказать): смеясь над принятым в театре стремлением во что бы то ни стало обеспечить выигрышными ролями ветеранов, постановщики, в свою очередь, используя в роли тетушки уважаемую Л.Максакову из Вахтанговского театра и думая, видимо, подать её повыигрышнее, заставили её петь романсы в знаменитой сцене "Что уж, и пьес, что ли, не стало?" В результате один из самых смешных эпизодов запорот. Запорота и смешная роль бухгалтера Гавриила Степановича (даже в телеспектакле было смешнее и элегантнее). Зачем сделали его копией Рудольфи? Только потому, что играет тот же актёр?

Литовченко, играя Ивана Васильевича, загримирован под Станиславского, однако при первых репликах возникает стойкое ощущение, что это не Станиславский. В спектаклях на Таганке и у Богомолова в т-ре Гоголя Ив.Вас. (например, Золотухин) вовсе не был похож на Станиславского, но там и не гримировали похоже. Тем не менее, играет Литовченко последовательно и убедительно: какой-то образ получился, и даже есть что-то от булгаковского духа. Жаль только, он не показал, как закалывается "Бехтеев".

В целом спектакль утомительный и нудный: для тех, кто знает роман, старательно театрализованные иллюстративные сцены первого акта не дают особенной информации и в сущности неинтересны (например, роль Липоспастова содержит гораздо более выигрышный и мощный потенциал, чем то, что реализовано Топцовым), а для тех же, кто романа не знает, всё равно многое  остается неясным  почти до конца спектакля, когда, устроив небольшой "театр марионеток", актер, играющий Бомбардова, подробно и длинно разъясняет механизмы принятия решений в театре.

Разумеется, за кадром остался дух театральности и восхищения театром вообще и даже обидевшим его театром в частности — дух, которым насыщен роман Булгакова.

Зато в финале показано, что театральное приключения героя, слава богу, закончилось, и звучит "нечто настоящее" — начало другого романа — про Ерушалаим и Га-Ноцри. Кто бы сомневался, что такая будет "эффектная" концовка.

Читать оригинальную запись