Назад – к Чехову

«ДУЭЛЬ» А.П. Чехова
режиссёр Антон Яковлев, МХТ тоже им. Чехова,
премьера 25 апреля 2010

Решила пойти на этот спектакль после того, как прочитала благодарный отзыв lanolina_goro. У меня спектакль вызвал чувства более сдержанные и менее сложные:) Но спасибо – я не жалею, что сходила: хороший спектакль. Традиционный – такие обычно пролетают мимо всех «масок». Уходящая натура психологического театра. Неторопливый спектакль, с атмосферой: примерно так Чехова обычно и ставят. Для тех, кто любит спокойные постановки классики, без выворачивания наизнанку авторского текста и прочих современных трендов, – спектакль-мечта. А для меня – просто хороший спектакль. Милый, уютный, душевный, с юмором, с попытками углубиться в человеческую психологию, с мягкой, но ощутимой режиссурой и актёрскими даже удачами.

В постановке Антона Яковлева доктор и дьякон – обычные, тёплые люди, не страстные энтузиасты, почти что обыватели – гораздо интереснее идейных протагонистов и антагонистов Обломова и Штольца Лаевского и фон Корена. Люблю Даля, но в фильме Иосифа Хейфица «Плохой хороший человек» он недоиграл; может быть, потому, что сыграть самого себя – изнутри обвести себя по контуру – труднее всего. А может, потому, что в жизни Даль и Высоцкий ни разу не антагонисты, и даже сделать вид, что они враги, им не удалось. И Лаевский-Даль получился невнятным, и фон Корен – Высоцкий вышел искусственным: у обоих это не лучшие роли. Тем не менее, в фильме это главные роли, интерес сосредоточен на них, а героиня Людмилы Максаковой, доктор Папанова и смешливый дьякон Георгия Корольчука остаются в тени, на вторых ролях. Прошло сорок лет, и оба чеховских героя выглядят карикатурными экстремистами, нарушающими покой мирных граждан.

lanolina_goro так аппетитно написала о спектакле, и вот, перечитывая её отзыв, я понимаю, что лучшего не напишу спорить особенно не с чем. Просто автор отзыва считала и сформулировала супер-идею этого спектакля, а я увидела её несовершенное, хотя и адекватное воплощение. К тому же, у этого спектакля есть второй состав: мы смотрели Лаевского-Усова, а бывает ещё Анатолий Белый. (Вообще, судя по фотографиям на сайте театра, состав спектакля со дня премьеры сильно переменился.) В общем, я ждала Даля «мальчика-страдальчика с тонкой и чуткой душевной организацией», из тех, на которых «легко западают женщины», – а вышел носатенький такой неврастеник, забегал по сцене и заорал благим почти что матом. Изначально – карикатура, уничтожающий гротеск. То ли герои-любовники повымерли все – не сезон, то ли этот аспект образа режиссёру был неважен. Словно всё мужское обаяние Лаевского перегорело в два предшествующие года, как померкла для него самого красота его возлюбленной, уведённой им у законного мужа. Эта перегоревшая любовь и жестокое похмелье с попытками бежать куда подальше интересовало режиссёра спектакля, по-видимому, куда сильнее, чем его предшественника в кино (косвенно это предположение подтверждается обращением Антона Яковлева к «Крейцеровой сонате» Толстого, где эта тема основная). Евгений Миллер в роли фон Корена играет ровнее, яснее, чётче, но к середине второго акта тоже вдруг скатывается в неврастеники. Так что полярности не получилось. А получилась история о двух городских сумасшедших, переполошивших захолустный городок, в котором живут гораздо более глубокие и симпатичные люди: доктор Самойленко (Дмитрий Назаров – вот здесь он на месте, просто у себя дома) и смешливый, но чистосердечный и глубоко верующий дьякон Победов с большими голубыми глазами (Валерий Трошин).

С женщин в этой истории спрос невелик, и они тоже шаржированы: героиня Надежда Фёдоровна (Наталья Рогожкина) не меньше, чем харАктерная Марья Константиновна (Ольга Васильева).

За исключением отдельных перегибов на местах, все персонажи существуют каждый в своей тональности, не смешиваясь, как это принято в сериалах, где на всех действующих лиц один синтаксис и тембр голоса. Тут настоящая драматургия характеров и действительно – забытое за ненадобностью выражение – живые люди. Спасибо за это, видимо, нужно сказать режиссёру. Хотя чувствуется, что с актёрами он работает интеллигентно, и совсем убрать из их арсенала нажитые непосильным сериальным трудом штампы не в его власти поэтому на «Крейцерову сонату» с Пореченковым и Кутеповой я едва ли соберусь – тем дороже эта пробившаяся на сцену жизнь. Кроме того, режиссёрская рука ощущалась в создании атмосферы – не столько привычно-чеховской, сколько знойно-летней. Замечательная сценография Николая Слободяника, которого я после Соглядатая, можно сказать, сразу узнала: по отсветам жаркого южного солнца…

Понятно, что искусство не то же самое, что промышленное производство: оно не занимается тиражированием, а двигает границы, и линия фронта сегодня далека от привычного психологического театра. Но мне импонирует внимательное, спокойное, медленное, вразрез со временем, вглядывание Антона Яковлева в человека. На таких спектаклях понимаешь, как редко, на самом деле, современный театр заглядывает ему в душу и поневоле задумываешься: на что же он её собственно променял?

Читать оригинальную запись