Женские истории

«РЫДАНИЯ» Кшиштофа Бизё
Режиссёр Виктор Рыжаков, театр «Практика»
В ролях Светлана Иванова-Сергеева
Премьера – 6 ноября 2009.

Ещё один хороший спектакль в театре Практика:) Ещё один моноспектакль, и ещё одна актриса, которая может потянуть такой формат. Светлана Иванова-Сергеева вообще из тех актрис, которые всё могут. Ещё одна постановка Виктора Рыжакова, в которой он бесследно «умер» в актёре. Как человека такая скромность характеризует его с самой лучшей стороны, но как режиссёра я снова его не улавливаю:) Остаются «Прокляты и убиты» в МХТ и «Пять вечеров» в Мастерской Фоменко

Это женский спектакль. И я иногда ловила себя на том, что пытаюсь угадать мужскую реакцию на ту или иную фразу. Не представляю себе, как этот спектакль воспринимается мужиками, но женщинам должен быть в кайф:)

Одна из особенностей «новой драмы» (а это её случай) в её специфическом юморе. Комизм действующих лиц заложен уже в тексте драмы, в их собственной, прямой речи, где он проявляется как не замечаемая ими погрешность против логики. Так что актёру нет необходимости нагнетать иронию или «остраняться» – текст персонажа говорит сам за себя, выдаёт его с потрохами. Не знаю, сколько исполнителей предполагалось в польской пьесе, в спектакле Виктора Рыжакова (упомянем ещё раз с благодарностью имя режиссёра) все три персонажа – мать, дочь и бабушку – играет одна Иванова-Сергеева. И играет классно!

Три героини: жена и мать, от безработицы впавшая в депрессию; дочь, готовая за джинсы со стразами дать первому встречному, и, самая нормальная из них, бабушка, которая разговаривает сама с собой, а точнее – с покойным мужем и грезит о новом надгробии для своего собеседника. Вообще, все три женщины (включая бабушку) вменяемые, обычные люди, и с логикой у них всё в порядке, только некоторые клавиши у них западают (и это тоже про нас). И у каждого из нас есть вещи, в которых мы уверены и будем уверены всегда, вещи, разубедить в которых нас никому невозможно, свой набор хромосом аксиом, о которые разбиваются все логические доводы. Эти верования (как правило, негативные, что характерно!) мешают нам сначала расправить крылья и взлететь, прибивают нас к земле, а если мы позволяем им развиться в паранойю, и вовсе уводят нас от реальности.

У каждой из героинь свой порочный круг постепенно сужающегося диаметра, свои убеждения, чья инфантильность и абсурдность заметна нам, зрителям, или окружающим её родственникам, но не ей самой. Поэтому для каждой из них всё кончится плохо, не сейчас, так когда-нибудь, но спектакль получился не тяжкий и даже довольно весёлый. А всё потому, что здравый смысл всё время был где-то рядом, благодаря чему и мы на эти полтора часа оказались избавлены от собственных idees fixes. Узость частного случая, теснота и духота замкнутого жизненного пространства этих конкретных историй сбалансирована распахнутостью перспективы – в мир женских образов мировой живописи, мелькающих на экране, и музыки, каждый раз разной и по-разному космической. Звуки баховского «Адажио» в современной аранжировке смыли с меня накипь эмоций, накопившуюся за последние дни. Текст, в котором нечего было прощать, потому что всё в нём живо и так или иначе имеет к тебе отношение, слушался с неотрывным вниманием и вместе с тем отдохновением. А в ясных глазах актрисы был океан покоя, не присущего её героиням, но искомого и ими, и нами:)

Здесь парное интервью с режиссёром и актрисой и короткие фрагменты из спектакля. А режиссёр в самом деле производит впечатление очень приятного и скромного человека:))

Читать оригинальную запись