«Анархия» Майка Пэкера, реж. Гарик Сукачев, «Современник»

Забавная вышла шутка. Чистое безумие, чистое хулиганство, нарушение всех запретов и табу. Но невозможно отказать этому разнузданному паноптикуму в бешеной искренности, свободе и важности тех проблем, который спектакль — весьма коммерческий и «сытый», безболевой (точно так же, как и фильм Сукачева «Солнце», кстати: торжество конформизма вокруг сюжета о бунтарях) — за собой ведет.

Прежде всего, четверка драматических артистов потрясающе лабает панк! В особенности, красиво и экспрессивно работает ритм-секция. Смотреть на кувыркающихся в словах и раскрепощении материало-телесного низа артистов Михаила Ефремова и Василия Мищенко — чистая человеческая радость. Дорвались до настоящей свободы на сцене, и это адреналинно-щенячее буйство их плоти на сцене сперва тебя вводит в ступор, а затем восхищает: до такой степени не стесняться себя и быть в своей стихии — редкая вещь для артиста руского театра. Нормативы школы предписывают себя убирать, контролировать свою телесность. Ты видишь не историю про то, как артисты играют стареющих панков (скажем, так играет — и очень хорошо играет! — Дмитрий Певцов, которому по структуре роли так надо играть), а про то, что эти конкретные артисты всегда и были панками по жизни. И здесь это идентификация с самими собой по-настоящему восхищает, как если бы мы внезапно увидели какого-нибудь президента, закованного обычно в русло церемоний, в каркас дипломатии, — упоительно сюсюкающего со своими внуками. Ты видишь подлинный человеческий темперамент Мищенко и Ефремова, не пропущенный через мясорубку нормативов сцены, и радуешься тому, что артисты остались людьми и — самими собой. Мне кажется, ради этого ощущения и стоило делать этот спектакль. Тем более с такой без преувеличения талантливой и яркой личностью во главе, как Михаил Олегович Ефремов, прошедший сложную, заковыристую судьбу в искусстве. (Я лично, как в детстве «запал» на его Дубровского и на мальчика, жующего в лифте батон за батоном, так и остаюсь поклонником артиста. Правда, «Гражданин-поэт» оставляет меня равнодушным.)

Замечательно, тонко, без короны на голове играют Дмитрий Певцов и Ольга Дроздова. Певцов замечательно отыгрывает тему «вечно второго» в группе — претендующего на роль первого, но не способного все-таки сделать этот важный шаг, очень себя контролирующий субъект; а чтобы стать первым, необходимо распоясаться и рисковать. Ольга Дроздова чудесно играет такую современную офисную девицу из службы ивент-мейкеров, которая за натянутой маской любезности и доброжелательства скрывает очень сильную волю к насилию, скрытое глубоко внутри желание подчинять и унижать артистов. Мария Селянская взяла на себя всю подлинную боль спектакля, мощно сыграв потаенную трагедию, заслоненную алкогольно-анархически безответственными мужиками.

А, между тем, в этой простенькой-простенькой пьесе есть очень важная тема для сегодняшнего дня. Тема о том, что всех ждет искушение золотым тельцом, и шансом продать себя смогут не воспользоваться только единицы, десятые доли процента. В этом печальном выводе и во всем строе этого панк-капустника содержится очень мощное саркастическое высказывание против духа времени, которое искушает и каждодевно жрёт человека этим мучительным выбором. Продаться или не продаться. Тема актуальнее некуда, и даже жалко мне стало в какой-то момент, что ни разу артисты не захотели немножко «русифицировать» реалии пьесы.

А вообще, восхищает «Современник». Ну кто еще из наших академий так мучается, так упорно ищет себя, свою новую тему в новом времени? Неуспокаивающийся театр, ошибающийся, признающий свои ошибки, конфликтный, с трагической судьбой. Но поразительно живой, во многом очень открытый, быть может самый открытый из всех равновеликих себе. Мудро поступила Галина Волчек, что, испугавшись этого нашествия варваров в свой родной театр, смогла преодолеть свое недовольство и дать высказаться.

Несмотря на все маты-перематы, непотребства и антиэстетику, публика ревет от восторга в финале.

Читать оригинальную запись