«Шесть персонажей в поисках автора» В. Белякович. Театр им. Станиславского

Драматический театр им. К.С. Станиславского | Спектакль: Шесть персонажей в поисках автора

Валерий Белякович опять взялся за старое. В своём новом спектакле "Шесть персонажей в поисках автора" по пьесе Луиджи Пиранделло режиссёр ищет грань между жизнью и театром, иллюзией и реальностью. Ещё больше эта тема интересовала самого драматурга. В одной из своих пьес он задумывается, где же заканчивается маска и начинается актёр, в другой, его волнует, что же на самом деле скрывается под личиной порядочности и добродетели. В пору перефразировать Шекспира: "Весь мир театр, а люди в нём — персонажи". Так ли это на самом деле или нет?

Спектакль новый худрук многострадального Театра Станиславского выстроил по излюбленному приёму "театра в театре". На сцене репетируется "Макбет", собственно, об этом зритель узнает чуть позже, когда в зал ворвутся персонажи — герои совсем из другой пьесы, которые ищут своего автора, чтобы наконец-то реализоваться в спектакле. У Пиранделло всё точно также, только там режиссёр репетировал его пьесу, а не Шекспира. Шесть персонажей с набелёнными лицами-масками одеты в чёрные строгие костюмы-плащи с белыми полосками. Кто хорошо знаком с творчеством Театра на Юго-Западе сразу вспомнит знаменитых кукол Беляковича из одноимённого спектакля. Олег Бажанов — главный в этой "банде" очень внешне, да и немного манерой игры, напоминает Анатолия Иванова, игравшего роль Брандахлыста в "Куклах". В роли актёр выглядит довольно убедительно, сложился полумистический образ загадочного человека, да и человека ли. Вкрадчивый голос, отстранённая мимика и громкий неспешный смех. Поначалу кажется легкомысленным и даже добродушным, но он охотно вписывается в демоническую компанию Воланда. Анна Сенина — юная падчерица из "чёрной" банды, обстоятельства которую отправили на панель, где она и встречается со своим отцом, любителем молоденьких девочек. Актриса в труппе театра на Юго-Западе сравнительно недавно, но уже успела запомниться своим темпераментом. Среди всей честной компании на сцене, она единственная, за исключением некоторых актёров, за кем интересно наблюдать. Образ получился естественным и живым, несмотря на громкие крики и накал страстей. У Валерия Беляковича по-другому и не бывает. Зритель просто не имеет права остаться безучастным на его спектакле. Порой даже кажется, что режиссёр пытается достучаться, докричаться, расшевелить сидящего в уютном кресле. Приятно было видеть Валерия Афанасьева в давнишней его роли Макбета, особенно, когда в финале — не совсем даже понятно репетиция это или нет — он читает проникновенно последний монолог Макбета. А вот Вячеслав Гришечкин — режиссёр не оправдал надежд. Замечательный комик оказался беспомощным в драматичной роли, хотя я помню его трогательного Бутона из "Мольера". Преданный слуга вызывал большое сочувствие и уважение, выкрикивая имя короля Людовика XIV, чтобы оградить Мольера от беды. Его режиссёр смахивал в чём-то на самого Беляковича, даже в костюме — просторная то ли рубаха, то ли пиджак была на нём, а откровения в финале, когда постановщик начинает верить непонятно откуда взявшимся персонажам, выглядят фальшиво и нравоучительно. Не идёт философия и мудрствования актёру, у которого в крови лукавство лицедея. У него и Воланд выглядел мелким чёртом, но не главой мира тьмы. Это давало ещё один интересный оттенок уже довольно заезженного образа.

Из сценографии — любимая режиссёром железная конструкция, которая время от времени крутится, дым и яркие цвета прожекторов. На сцене людно, мелькают юбки и кольчуги шотландских танов и с трудом удаётся на одних подмостках разместить такое количество актёров — те, кто репетирует "Макбета", шесть персонажей со своей историей и персонал театра — режиссёр, его помощник, уборщица и рабочий. Весь этот круговорот людей организованно размещается на сцене, создавая единую композицию. Но в какой-то момент она превращается в балаган и начинает напоминать сцены из фильма Федерико Феллини "Репетиция оркестра", когда модель организованного общества, которым и является оркестр, превращается в анархию. В целом же, спектакль не событийный, собранный из разных пазлов других постановок "Юго-Запада". Любимый ритм режиссёра из "Калигулы" и здесь поддерживает действие, пластичные ведьмы — находка Беляковича — в родном театре казались более мистическими, а музыка потрясала. В неуютном и необжитом зале театра Станиславского, давно потерявшего своё лицо и находящегося на обочине театрального мира, новое творение Беляковича выглядит немного аляповатым и самобытным. Кусочек "Юго-Запада" заявил о себе в самом центре Москвы. Вот это и есть настоящее событие, а нынешняя премьера только повод.

Режиссёр давно мечтал о большой сцене. Строительство нового театра так и не началось, а душа искала иных масштабов: Белякович ставил спектакли в МХАТе им. Горького у Татьяны Дорониной, не раз завоёвывал большие пространства в Японии, где снискал любовь и уважение, создавал спектакли также в Нижнем Новгороде, Пензе и других городах. Биография-то обширна, а вот на деле всё-равно приходилось возвращаться в "камерный подвал", который он сам собрал по кирпичикам и из которого давно уже вырос. Поэтому назначение его на пост художественного руководителя — событие радостное и многообещающее. Любопытно как будут развиваться два известных московских театра. Часть "юго-западного" репертуара режиссёр уже перенёс на новую сцену. Пока спектакли приживаются.

Мечта сбылась. Театр с большой сценой находится прямо в центре Москвы, на Тверской, до него легко добраться, а рядом сплошь знаменитые соседи — МТЮЗ, Моссовета, театр "Сатиры"… Теперь не нужно зазывать маститых критиков на другой конец города, они сами приходят — на премьере оказался Роман Должанский, без которого не обходится ни одна громкая премьера. Что станет с прежним театром? Там также будут идти спектакли, на маленькой сцене своё мастерство начнут оттачивать студенты, Валерий Белякович ещё наберёт актёрский курс в ГИТИСе и "юго-западная" школа отправится в большое плавание.

Театр на Юго-Западе и их бессменный руководитель — явление уникальное. Оно будто живёт вне времени. Не умирает и не стареет. Валерию Беляковичу удалось то, что многим не под силу, он создал настоящий театральный мир, который живёт и развивается по своим законам за пределами официальной схемы театра "красных кресел". У него есть своя школа, направление, свои зрители и фанаты. Причём, аудитория демократичная – от офисных галстуков до простых студентов, от богатых толстосумов до интеллектуалов. Существует этот мир далеко на окраине и сам режиссёр говорит про своё детище "театр на обочине". Большой Москве и дела нет до того, что там идёт на сцене "Юго-Запада", живёт себе и ладно, хотя негласно про театр и то, что здесь ещё живо настоящее искусство, знали все, но писать о нём не хотели. Сейчас искусство наоборот стремится в подземелье, подвалы, подполье, чтобы сбежать от рынка и кассы – тех проблем, которые художникам сегодня волей-неволей, но приходится решать, а это неправильно, так как художник должен заниматься своим делом. Этот театр свободен как никакой другой. Теперь у него появился новый дом, его приняли в большую семью, а как будут складываться отношения к приёмышу, покажет время.

Читать оригинальную запись

Читайте также: