Маленькие люди в белых халатах

Студия SounDrama | Спектакль: Док.тор

«ДОК.ТОР» Елены Исаевой
режиссёр Владимир Панков, Театр.doc
Премьера – ноябрь 2005.

Как известно, надевать вечернее платье в Театр.doc – значит нарушать местный дресс-код. Но на этот спектакль одеваться и вовсе не имеет смысла, так как перед началом вас в добровольно-принудительном порядке оденут в мятый больничный халат, в котором вы и проведёте остаток вечера.

Молодой хирург по окончании медучилища попадает по распределению в русскую глухомань, где в районной больнице ни дна, ни покрышки. И так, без необходимых «по инструкции» инструментов и медикаментов принимает тяжёлые роды, чуть не на глаз определяет группу крови, собирает человека из раздробленных косточек, штопает кишки и т.п., прикладывая нечеловеческие усилия, чтобы отвоевать у смерти ещё одну жизнь. А до и после операции ещё работает носильщиком, потому что реанимация и операционная спроектированы на разных этажах, а лифтов нет, и потому что рук не хватает так же, как и денег, отложившихся где-то на полпути к месту назначения. И так далее, и тому подобное, и так каждый день. Кругом такие же замученные, загнанные люди, как и он сам. Люди, на которых всё держится: на их нервах, их совести, их неспособности опустить руки даже там, где ничего другого не остаётся.

Этот спектакль про людей в белых халатах. Но и про то, что все мы плывём в одной лодке, не очень-то крепкой. И как ни хотелось бы отстраниться от металлически-холодного быта больнички, в которой происходит действие, надетый на тебе белый халат не даёт возможности уклониться от единства времени и места.

Текст Елены Исаевой поётся, выкрикивается, проговаривается речитативом – внедряется в сознание зрителя по капле, почти по слогам, так, как будто каждое слово главное, основное. В каждом слове – нерв, эмоция. И так по нарастающей весь спектакль. Даже не улавливая смысла заложенной в названии игры слов (театр.док, док. театр, док.тор), нельзя пропустить мимо ушей месседж этого спектакля: крик души о том, до какой степени всё не так в этой стране. Настолько не так, что слов подходящих для этого нет, ни нормативных, ни ненормативных: исступлённый крик, спазм в горле, немота отчаянья и бессилия что-либо изменить и – необходимость идти дальше, сквозь, жить, любить и продолжать делать своё дело.

Спектакли-памфлеты Владимира Панкова балансируют на этой грани: их герои не сливают свои эмоции с трибуны в зрительный зал – они тот самый народ, те самые незаметные, безымянные маленькие люди, которые в одиночку продираются через эту жизнь, принимая на себя всю тяжесть её ударов. Разбиваются в кровь, падают, поднимаются и идут дальше, умудряясь не терять при этом чувства юмора (смех сквозь слёзы). Эта воистину героическая позиция отличает персонажей Панкова от действующих лиц политизированной новой драмы. И что не менее важно – для выражения этой позиции был найден совершенно свой, ни на что не похожий художественный язык. Тихо и незаметно, без стен и крыши над головой, на задворках и в подвалах, почти без поддержки со стороны государства вырос этот невероятный, самобытный, невиданный прежде театр. Театр Клавдиева и Шекспира, Гоголя и Салтыкова-Щедрина. С яркими актёрами, заточенными под трагикомический талант своего режиссёра. И если есть сегодня в России политический театр со своим лица необщим выраженьем, то это саундрама – театр-беспризорник Владимира Панкова.

P.S.: За этот спектакль московские власти (Людмила Швецова, если не ошибаюсь) подарила Театру.doc десять лет бесплатной аренды подвала в центре Москвы.

Читать оригинальную запись