«Царь и плотник» А.Лортцинга в Камерном музыкальном театре им. Б.Покровского, реж. Ханс-Йоахим Фрай

Эксклюзивность материала — несомненно, большой плюс постановки: в Германии опера, написанная аж в 1837 году, будто бы и до сих пор популярна, а в России ее ставили лишь в первой половине 20 века. По счастью, не единственный — минималистская, но уместная сценография из белых графических кораблей и карт на черных щитах, столы и бочки для обозначения праздничной обстановки, «не исторические, но историзированные» (формулировка создателей спектакля) костюмы — это очень хорошо. Вокал и актерские работы, которые в этой опере, по формату смахивающей в нашем понимании скорее на оперетку (пространные диалоги перемежаются куплетами), не менее значимы — весьма неплохо, особенно что касается Анатолия Захарова: его саардамский бургомистр, по сюжету принявший дезертировавшего из русской армии подмастерье Петра Иванова за царя Петра Первого, в то время как настоящий царь был тут же, но под именем Петр Михайлов — прекрасный образец работы певца в комическом амплуа, когда ужимки и всякие смешные примочки (вроде парика-триколора или пуза-шарика, которое от важности персонажа раздувается и лопается) не отменяют важности пения. При том что музыка Лортцинга — ну совсем не великая, и пусть симпатичная, но все же достаточно банальная. А режиссеру удается аккуратно, без выпендрежа, без срыва в вульгарный балаган ее преподнести. Сцена в Камерном театре не предполагает развернутых хореографических номеров, но «танец» разнокалиберных деревянных башмаков, предваряющих финал оперы (естественно, счастливый: царь Петр отплывает из Голландии домой подавлять бунт, а подмастерье Петр Иванов женится на дочке посрамленного бургомистра) — просто чудесный.

Читать оригинальную запись