«Много шума из ничего»: близко к сердцу

«Из ничего не выйдет ничего», — говорил Король Лир. Его автор заметил, что из ничего может выйти разве что много шума. У Евгения Писарева, взявшегося за постановку пьесы Шекспира, было если не все, то самое главное – талант, поддержка единомышленников, неизменный (и не изменяющий) вкус. От того шум рукоплесканий раздается задолго до финала спектакля.

А ведь путь к звездному небу над Мессиной,  представшему перед зрителями, был тернист: за день до премьеры обрушилась сцена. Коллектив театра им. А.С. Пушкина органичен, а бюджет, как это часто бывает – ограничен. Для режиссера это не первый (успешный)  спектакль в родном театре, но  первый —  в чине художественного руководителя. А это ответственность особая, потому и внимание пристальное.  Новый худрук громких заявлений не делал, революций не затевал, поставил спектакль. Видимо, памятуя, что «дело надо делать»,  и что дело выше всяких слов. Спектакль  «Много шума из ничего» оказался выше всяких похвал.

Афиши спектакля внушали некоторое беспокойство  —  на одной – солдаты в форме, на другой – девушки, тоже в форме, но той, которую скорее именуют хорошей. Не пошло, но сомнительно, особенно по соседству с именем автора – Уильям Шекспир.  Осовременивание – занятие для режиссеров привлекательное, но  опасное.  Автор частенько мстит за себя через  публику, игнорирующую очередной акт насилия над классикой,  и предпочитающую старину, «пошлой  сиюминутности». «Много шума из ничего» играют на новый лад. Но этот тот случай, когда ум с сердцем в ладу, и герою,  созданному в начале XVII века, не вредит мобильный телефон из века XXI. Он помогает ему говорить с публикой на понятном друг другу языке.

Пьеса витиевата и увлекательна. Как известно, «настоящая жизнь в городе начинается тогда, когда в него входят военные» и сицилийская Мессина не стала исключением. Бравые солдаты стосковались по мирному женскому населению, оттого пары складываются в режиме марш броска. Романтичный юноша Клавдио, друг прибывшего с победой принца Арагонского (Андрей Соколов), влюбляется в нежную Геро (Анна Бегунова), дочь мэра Леонато (Андрей Заводюк). Чувства взаимны, назначен день свадьбы, но побочный брат принца, подлый и завистливый дон Джон (Антон Феоктистов) решает расстроить счастье влюбленных, опорочив невесту. Другой друг принца Бенедикт, острослов и убежденный холостяк, страдает от остроумный и язвительной Беатриче. Страдает в начале от непрестанных словесных дуэлей, а потом  – от любви.  Это канва истории, в которой есть любовь и смерть, верность и предательство, ирония и светлая грусть. История на века, но таковой ее делает не только сюжетная интрига, но подлинные чувства и переживания героев. В спектакле эмоции – основа всего. Они настолько сильны, что перехлестываются через сцену. Во втором акте зрители аплодируют поцелую главных героев, отнюдь не являющемуся кульминацией действия.  Не комичный, не притворный, но,  пронесенный сквозь все испытания героев, – поцелуй.  Да, мы стосковались по лишенным подвохов отношениям.

Впрочем, спектакль отнюдь не романтическое «воздушное» действо. Он динамичен. В него вписана дискотека с переодеваниями, на которой мэр в костюме короля, главный злодей –  вылитый граф Дракула, влюбленная пара – ангелочек и супермен и т.д.  Просто, понятно, неожиданно.

На Евгения Писарева критика навесила ярлык «мастера комедии». Этот жанр не раз покорялся режиссеру. Но если проследить смену афиш с фамилией постановщика, станет ясно, что градус комедийности в его творчестве снижается: от легковесного «Одолжите тенора», через искрометных «Примадонн», к лиричным «Пиквикскому клубу» и «Призракам». Путь от развлекающего к отвлекающему. А отвлечь, —  заставить забыть о временном и задуматься о том, что вне времени.

…Зрителя встречает открытая сцена. На ней бегущей строкой имя автора и название пьесы. За занавесом ничего не скрыто – ничего и не надо скрывать, наводит на мысль это художественное решение (Зиновий Марголин). Умные и функциональные декорации не только не раздражают, но помогают действию.

«Много шума из ничего», пожалуй, лучший на сегодня спектакль о любви. О любви счастливой, которая, однако, не исключает драматических перипетий. «Испытание любовью» гласит слоган спектакля. Неверное утверждение. «Испытание любви» было бы точнее. Ведь в этой истории любят все. Таков дуэт Бенедикта (Александр Арсентьев) и Беатриче (Александра Урсуляк). Для Арсентьева – это большой успех и новая грань, демонстрирующая отнюдь не поверхностную  игру, будь то словесные перепалки или неподдельные переживания его героя. Беатриче Урсуляк, частенько проговаривающая свой текст, ехидничает на протяжении всего спектакля и переход к чувствам нежным заметить зачастую трудно. Нужно провести четкую грань между язвительностью и игрой в нее.

Другой дуэт, вызывающий смех публики – старший и младший приставы – Сергей Миллер и Игорь Теплов. «Господа полицейские», — в свете последних реформ, одно это упоминание срывает аплодисменты. Уморительна сцена допроса и наставления старшего по званию как следует себя вести с преступниками – «пусть вор крадет и крадется дальше. С  такого  рода  людьми,  чем  меньше связываться, тем лучше для нравственности». В общем, без сатиры не обошлось.

Спектакль уникален и по тому, что в него вписан концерт. Концерт «Группы W/», исполняющей свои песни на протяжении спектакля. Этот ход беспрецедентен: живая музыка в драматическом театре – редкость, но она часто служит лишь фоном действия. Музыканты «Группы W/» стали полноправными участниками спектакля. В этом отношении постановка строго следует букве первоисточника, ибо музыканты предусмотрены автором. Да и музыка в стиле бритпоп пришлась как нельзя кстати. Прекрасный голос, безупречный английский вокалиста (Евгений Плиткин) в сочетании с мелодичностью песен не только хорошо воспринимаются, но и принимаются зрительным залом на ура. Смысл песни, исполненной искренне, понятен всем, а то, что, быть может, не перевели с английского зрители, без труда перескажут персонажи спектакля. В общем, название вполне символично – W –  это двойная победа (victory): и для музыкального коллектива, и для театра.

«Много шума из ничего» — о зыбкости счастья. О том, что счастливым быть гораздо труднее, чем несчастным. Счастье – не часто, и воспринимается как исключение. «Ореn your eyes» зазвучит в финале, дабы напомнить, что счастье и любовь, быть может, рядом.

Спектакль Евгения Писарева по форме и содержанию – для всех возрастов, несмотря на предупреждение на афише. На ней же изображено сердце, пойманное на крючок. Что ж, спектакль действительно «цепляет».

«Комсомольская правда»

Читать оригинальную запись