«Война и мир» Начало романа», «Мастерская П. Фоменко», 26 ноября

Второй спектакль Фоменко в "Мастерской Фоменко" показал, что, возможно, нашёлся ещё один "мой" театр. "Алису" в расчёт не принимаю — после неё я как раз расслабилась, там при общей "красоте" минимальный эмоциональный заряд. Но "Бесприданница" неожиданно зацепила главные болевые точки, "Война и мир" подтверждает моё зрительское совпадение с тем, о чём хочет сказать театр. Определить это я пока ещё не могу, но… "чувствую".

Вопрос, КАК они это делают, не столь важен, но всё-таки важен. "Войну и мир" я воспринимала более хладнокровно (до поры), потому хоть что-то могу объяснить. Первую "главу" буквально смаковала: очень хорошо знаю текст, и было огромным удовольствием видеть, насколько интересно воплощаются на сцене ироничные интонации Толстого. "Механистичность", кукольность светских персонажей передаётся чуть ли не буквально: в конце сцены Пьер и Болконский, не прерывая разговора, выносят Анну Шерер и Мотремара, как отыгравших своё марионеток. Всё это ОЧЕНЬ смешно, легко, виртуозно, красиво… Я и дальше ждала подобного изящества, радуясь этому (люблю талантливые иллюстрации), расслабилась…

Напряжение нарастало постепенно. Собственно, и не напряжение даже, а тревожная, несколько ностальгическая атмосфера, пропитанная любовью к героям, к Толстому… к людям. Этому способствовала несколько отстранённая манера игры, ироничность и полное отсутствие толстовской назидательности, которая меня очень раздражает при чтении. Очень удачный в данном случае приём — персонажи-перевёртыши. Изумительная Галина Тюнина играет и Анну Шерер, и графиню Ростову, и княжну Марью. Роли не просто разные — они ПРИНЦИПИАЛЬНО разные во многом взаимоисключающие. Великолепная способность актрисы к перевоплощению — это само собой. Но у зрителей есть глаза, и узнавание одной актрисы в разных героинях — это, конечно, не только момент "театральной пикантности", тут единство и борьба противоположностей, отрицание отрицания и прочая диалектика.

Вера Строкова, играющая Элен и Наташу Ростову, выполняет эту же задачу, но уже совсем утрированно: слишком уж схематична и карикатурна Элен, а Наташа — живая и непосредственная до предела, контраст чересчур "в лоб". Ещё одно открытие (для меня) — Рустэм Юскаев — очень точно играющий лицемерного Василия Курагина, потом — чувствительного и добродушного графа Илью Ростова, потом снова Курагина…

Вообще в спектакле не имеют двойников лишь Пьер (Андрей Казаков), князь Андрей (Илья Любимов) и почему-то Анна Михайловна Друбецкая (Мадлен Джабраилова) — это сквозные персонажи, переходящие из главы в главу. Очень удачный Пьер. Роль эта, на мой взгляд, сложная, рассчитанная на перспективу, ведь большинство зрителей всё-таки представляет себе дальнейшее развитие образа. В молодом Пьере уже очевидны его будущие метания, постепенное взросление, огромный интеллект. Момент неожиданный и прекрасный, у Толстого намеченный лишь слегка — предчувствие, узнавание Пьером и Наташей друг в друге своей недостающей половины. Потом нечто похожее произойдёт между Николаем Ростовым и княжной Марьей — в ослабленной степени.

Впечатление удивительное: фрагменты романа, вроде бы вырванные из контекста, оставляют ощущение законченности и недоговорённости одновременно. Узнаёшь знакомое, предполагаешь дальнейшее… Грустно, потому что знаешь, что будет дальше. И дело, конечно, не в Толстом — это лишь повод задуматься о жизни вообще и о своей в частности. Вспоминать. Знать, что твоя жизнь, сколь малозначительной она бы не казалась, это часть всеобщей огромной судьбы. Чувствовать, что во всём этом есть важный, хоть и непознаваемый нами смысл. "Жизнь моя, иль ты приснилась мне?" (Вот интересно, почему в последнее время у меня в связи с чем угодно вспоминаются цитаты из Есенина? )

PS Ну вот, не всех  героев я отследила, видимо, подвело отсутствие ощутимого контраста между княгиней Друбецкой и м-ль Бурьенн — Джабраилова играет всё-таки две роли.

Читать оригинальную запись