«Алиса в Зазеркалье», Мастерская Петра Фоменко, 13.06.2010

— Как бы он не простудился, — забеспокоилась Алиса, которая была очень заботливой девочкой.
— Ведь он лежит на сырой траве!
— Ему снится сон! — сказал Траляля. — И как по-твоему, кто ему снится?
— Не знаю, — ответила Алиса. — Этого никто сказать не может.
— Ему снишься _ты_! — закричал Траляля и радостно захлопал в ладоши.
— Если б он не видел тебя во сне, где бы, интересно, ты была?
— Там, где я и есть, конечно, — сказала Алиса.
— А вот и ошибаешься! — возразил с презрением Траляля. — Тебя бы тогда вообще нигде не было! Ты просто снишься ему во сне.
— Если этот вот Король вдруг проснется, — подтвердил Труляля, — ты сразу же — фьють! — потухнешь, как свеча!
— Ну, нет, — вознегодовала Алиса. — И вовсе я не потухну! К тому же если я только _сон_, то кто же тогда вы, хотела бы я знать?

Вот вам и детская книжка.

Помню, уже в сознательном возрасте встретила в модном журнале процитированное замечание Черной королевы: "Здесь, чтобы оставаться на месте, нужно бежать со всех ног, ну а если хочешь куда-нибудь попасть, то бежать нужно по крайней мере в два раза быстрее". Сказано было об английской моде — или о моде вообще, уже не помню, — но до сих пор для меня нет лучшего образа, связанного с модой. Таков дивный кэрролловский текст.

"Алиса" — для меня лично книжка совсем не детская, что "Страна чудес", что "Зазеркалье". Я бы её назвала "Приключения разума в огромном мире" — разума вообще, открытого и готового к познанию. 

Поэтому на детский спектакль в Мастерскую Фоменко я собралась по двум причинам: 1) интересно же, как они сделают из философской вещицы детский утренник; 2) а вдруг сделают!

Сделали. Правда, будь у меня дети, особенно от семи лет, я бы, пожалуй, их на этот спектакль не повела. Со времен лекций по педагогике и возрастной психологии я помню, что внимание младшего школьника, если не менять вид деятельности, можно удерживать минут десять-пятнадцать. Дальше младший школьник начинает резвиться, вертеться и вообще развлекаться всеми доступными способами.

В театре сменить для ребенка вид деятельности — вряд ли реально, да здесь об этом и не думали. Правда, сменялись яркие картинки — одна за другой, до мельтешения, то сливания в утомительную пестроту. За три часа даже я, взрослая тетка, устала страшно.

Если в целом — получился все-таки детский утренник, без малейшей философичности. Мне все хочется упрекнуть создателей спектакля в отсутствии объединяющей идеи и единого, так сказать, художественного намерения, но формально я буду неправа. Намерение — есть: сделать праздник детям. Для этого тут шахматные фигуры в человеческий рост, танец у них с перестроениями (в духе районного дома культуры — ну ладно, детям же). Для этого яркие костюмы с блестками — кстати, некоторые действительно очень красивые и непростые, с фантазией; особенно впечатлила копытная обувь у Белой лошади и Черепахи-квази. Для этого же — двухметровые одуваны, костюм комара с болтающимися ножками, ужасный визгливый Кролик, много компьтерной графики и яркие-яркие-яркие цвета, до рези в глазах.

Видимо, для сохранения праздничной атмоферы очень оригинально урезан текст: выброшены структурообразующие куски, то есть обозначение ходов шахматной партии. Получилось так: в самом начале Алиса попросилась в игру пешкой, потом начался "праздник" с черепахами и комарами, мелькающиими, как во сне, и вдруг ближе к концу Алиса неожиданно стала королевой. Причем уже, видимо, не шахматной, потому что про шахматы абсолютно все — и на сцене, и в зале — благополучно забыли.

Было и то, что очень понравились.

Во-первых, сама Алиса, Вера Строкова. Удивительно, как может взрослая девушка играть маленькую девочку. Причем так, что понимаешь — это именно маленькая девочка, это не притворство и почти не игра. У неё детская походка (мама бы сказала: выпрямись!), детские ручки, детские ножки, звонкий голосок, без всякой писклявости и слащавости. Алиса уезжает за кулисы на садовой пешке и сидит, как ребенок на полу — с прямыми ногами, и кажется, еще погоняет слегка свою пешку; видно, что ехать ей весело и это такая игра. У этой Алисы та же чарующая смесь открытого восприятия и здравомыслия (юная леди!), что и у Алисы Кэрролла; и это не из-за слов, которые произносит актриса. Слова казались только что придуманными и в первый раз произнесенными — именно сейчас, именно этой девочкой в голубом платьице.

Несмотря на то, что атмосфера якобы сказки создавалась на каждом шагу, и было вот это вот: "утю-тю, маленький дружок, сейчас я расскажу тебе сказочку" — несмотря на это, моменты настоящего театрального волшебства действительно были. Два превращения, одно за другим: Королевы в белую овцу и буфета — в лодку. Первое было неожиданным и от этого достоверным, а второе потрясающе красивым. Алиса пробралась в буфет, потом её веселая головка вынырнула из верхнего ящика. В следующее мгновение оказалось, что центральная часть буфета — это лодка, на которую зритель смотрит сверху; в лодке сидит Белая овца, Алиса — на откуда-то взявшихся веслах. "Но вдруг ракурс меняется, ты за стеклом,/ А друзья в купе уходящего поезда…"

Программка напечатана по-человечески, так что зеркала не нужно, но открывается задом наперед, как манга.

Читать оригинальную запись