Чудак — нормальное состояние человека

Дядя Ваня. Т-р Моссовета. Реж. А.Кончаловский.

Спектакль вызвал неожиданный ажиотаж — билеты спрашивают уже у входа в сад Аквариум.

При просмотре поневоле сравниваешь со спектаклем т-ра Вахтангова и несколько лет назад поставленным еще одним литовцем в МХАТ, и со старым фильмом самого Кончаловского. В целом показалось, что спектакль т-ра Моссовета несколько проигрывает Вахтанговскому, да и МХАТовскому по актерской игре. По режиссуре с Туминасом ничья, а у Карбаускиса Кончаловский, на мой взгляд, выигрывает.

В целом игра всех актёров в сегодняшнем спектакле выглядит шероховатой, сыроватой, и это несмотря на то, что спектакль идет уже с осени (правда, до Нового года как предпремьерные показы и гастроли во Франции). Более-менее consistent лишь роль Сони в исполнении Ю.Высоцкой, но с ней режиссеру легче всего было найти общий язык. Такое ощущение, что режиссер боролся с труппой, чтобы лучше играли, и поэтому не спешил с официальной премьерой, но они всё равно лучше играть не стали.

Серебряков и Войницкий в русле общей тенденции последнего врмени выставлены в виде клоунов, а Филиппенко и в самом деле артист-сатирик, и очень живого представил Серебрякова, хитрого, гибкого. Но масштаб этой роли должен быть больше, к тому же Филиппенко играет недостаточно энергично, вяловато, будто экономит силы или устал. Симонов сыграл сильнее.

Правда, хороша Войницкая в итсполнеии Карташовой хотя бы тем, что не выпячивается на первый план, как Максакова или Барнет, а играет вполне адекватно, как написано у Чехова. 

Марина тоже хороша: хоть и кликушествует, но убедительна. Спасибо Кончаловскому, что оставил её реплики: "Ноги гудут".

Спасибо из песню "Ходи хата, ходи печь" ( в своём фильме даже он её опустил, видимо за недостатком времени), но всё же Астров здесь — слабое звено, как. впрочем, и в том составе Вахтанговского т-ра, на к-ром я был. Краснов в МХАТ силён, но староват для Астрова. Астров в исполнеии Домогарова — просто плейбой какой-то, а дальше ничего. Всё-таки чеховских героев надо "пережить" по Станиславскому, а здесь не "пережиты" ни Астров, ни Войницкий, ни, в общем-то, и чета Серебряковых. Елена Андреевна, тоже по тенденции последнего времени, испытывает антипатию вк Войницкому и жуткое влечение к Астрову, к-рого с самого начала грубо пытается соблазнять.

Вафля традиционно представлен шутом: с толстым гримом рябин и массивными толщинками на животе и в филейной части, что делает его похожим на Великого завистника из сказки Каверина. Играет в общем адекватно.

Войницкий поначалу интересен: нарядно одетый в пестрый галстук и жилет, кратавящий, вполне сходит за сына сенатора, но подтекста всё же не хаватает, и роль местами проваливается и идёт скучно.

В концовке Соня произносит монолог прямо как Поприщин какой-то, хоть в сумасшедший дом сажай. Смахивает со стола вещи. А вот если бы не самхивала, но сыграла так, что эмоцинально было бы равносильно смахиванию, было бы вообще здорово.

Кончаловский, по праву кинорежиссёра, вставил и видеоряд, особенно во время смен декораций, когда показывают улицу — площадь Маяковского и сияющую огнями Тверскую. Этакая связь с современностью. Правда, судя по погоде и одежде прохожих, запись сделана осенью. Если бы было live, было бы интереснее. А в финале на заднике пни вместо леса, что в обще соответствует настроению финала, но, по-моему, неправильно. Эйзенштейн бы так не сделал: он бы по контрапункту что-то более неожиданное показал.

Читать оригинальную запись