«Иванов» задом наперед

«Иванова» в МХТ Юрий Бутусов поставил задом наперед, в буквальном смысле. Спектакль начинается с финальной сцены и раскручивается назад в сильно сокращенном виде. Придумано, конечно, лихо, но не очень понятно, зачем. Тем более что артисты-то играть «задом наперед» не могут — поэтому роли все получились какие-то разодранные. От метафор рябит в глазах — актеры с трудом перемещаются по сцене, заваленной пнями, бревнами, палками и ветками. Тут тебе и плаха, на которую Иванов кладет свою горячечную голову. Тут тебе и огромный костер, который он сам себе сооружает (в целях противопожарной безопасности костер так и останется мертвой декорацией). И пистолет , который как платок Фриды, преследует главного героя, буквально прилипая к его рукам. Стреляется он, действительно, после каждой сцены и буднично «оживает» в следующей,вызывая смешки в зале. Очень ждала Наталью Рогожкину (Сару), но даже она не стала героиней этого странного спектакля. Визгливая неприятная особа, от которой хочется бежать. Правда, другая особа — Саша(Наталья Швец) — такая же крикливая и надоедливая.

Комическая группа Золотовицкого,Сосновского и Матвеева напоминает компанию сэра Тоби из «12-ой ночи» и почем зря веселит публику за неимением иных смыслов. Мне показалось, что Юрию Бутусову глубоко параллельна вся эта история. И если он и испытывает какие-то чувства к герою — то только раздражение, чем и поделился с аудиторией.

Над Андреем Смоляковым (Иванов) Чехов «глумится» уже не в первый раз. Его блестящий Лопахин разбивается вдребезги о блуждающую звезду по имени Рената Литвинова, которая выступает в спектакле Шапиро («Вишневый сад», МХТ) эдаким диковинным животным.Рената ничего не делает, существует в своей обычной прострации, куда и посылает все свои реплики, и изредка удивляется, обнаружив, что на сцене кто-то еще кроме нее есть. В «Иванове» Андрей отчаянно борется с режиссерскими бревнами, вызывая в памяти бессмертный образ коммуниста Губанова.

Читать оригинальную запись