«Дом» Е.Гришковца в Школе современной пьесы, реж. Иосиф Райхельгауз

По залу живописно разбросаны двух- и трехместные ряды кресел, на разной высоте, под разными углами и обращенные в различные стороны, некоторые из них предназначены для исполнителей, остальные — для публики. Куда ни сядешь — а по замыслу художника (Мария Трегубова) всех не увидишь, так или иначе придется обращаться к видеоэкранам, установленным на стенах зала. Такой прием — общее место современного европейского театра, но если там он используется для максимального отстранения, то Райхельгауз не просто не хочет отказываться от эмоциональности, но напротив, пытается таким решением пространства усилить воздействие именно на чувства зрителей.

Гришковец последовательно «сужает» пространство: был у него спектакль «Планета», была пьеса «Город», поставленная здесь же, в ШСП, теперь вот — «Дом», представляющий из себя не то что продолжение, а скорее «римейк», если не сказать «клон» «Города». Там главный герой неожиданно принимал решение уехать. Здесь он (герой другой — но у Гришковца они все в равной степени условные) столь же неожиданно решает купить дом. Продать квартиру в городе — и приобрести собственный дом. Обычно драматические тексты Гришковца по структуре аморфны, но в «Доме» можно четко выделить две части, точнее две «линии»: герою, во-первых, предстоит убедить своих близких в необходимости покупки дома (для чего, кстати, придется продать квартиру), а во-вторых, выпросить у друзей в долг достаточную сумму. С женой и дочерью, даже с родителями жены договориться удается, с друзьями — не очень, все они под разными предлогами ему отказывают, развивая на тему своего отказа целые философские системы, как и самому герою приходится выстраивать «философию дома».

Разумеется, дом — это метафора, воплощение несбыточной мечты, и по всем законам драматургии пьеса не может и не должна закончиться покупкой. Но полуторачасовое действие завершается не выходом артистов на поклоны, а после антракта публике предлагается 10-минутный примерно видеофильм, срежиссированный Сергеем Соловьевым, причем теперь на разных экранах у фильма будут разные финалы. Я об этом заранее не знал, поэтому задним числом могу только с чужих слов говорить о том, что где-то главный герой рыдает, а где-то стреляется, но так или иначе — а действие этого фильма происходит в неком нехило оформленном особнячке на приеме по случаю, надо полагать, новоселья, с участием всех уже известных по первому (основному) акту персонажей. Иначе говоря: мечта сбылась — что дальше? Дальше — тишина, разбилось сердце редкостное.

Каким образом и насколько органично соотносится видео-часть с основным театральным представлением — можно спорить. Мне кажется, что у «Дома», при всем его обаянии, есть куда более бесспорные недостатки. Начиная с пьесы, хотя бы. Эпизоды очень неровно написаны и столь же неровно сыграны, есть просто блестящие — например, с тестем и тещей (я видел этот кусочек еще на юбилее театра 27 марта — но в контексте спектакля Альберт Филозов и Елена Санаева производят великолепное впечатление своим трогательным и смешным дуэтом, особенно начиная с момента, когда сцена переходит в пародирование оперных речитативов под аккомпанемент Филозова на детском мини-синтезаторе) или с Ветровой (богатую даму, имеющую свои виды на героя, играет одна из лучших театральных актрис Москвы Ольга Гусилетова), есть и откровенно проходные (так, по-моему, не задался диалог героя с «первым другом», которого играет Владимир Качан). Вообще в постановке задействованы лучшие актерские силы, какие только мог собрать Райхельгауз: помимо упомянутых — Анжелика Волчкова (в роли жены), Юлия Скирина (блестящий дебют в роли дочери), Шульга, Гнилицкий, Чернов (это все «друзья» героя), Иван Мамонов, одно из недавних открытий ШСП («пятый друг»), в списке исполнителей значится даже Саид Багов в роли сына героя — правда, этот сын вообще не появляется во плоти.

Но тут дело доходит собственно до главного героя, Игоря. А его играет Александр Гордон. И играет так, как если бы мы попали не на спектакль Райхельгауза по пьесе Гришковца, а на ток-шоу Александра Гордона, посвященному всестороннему осмыслению темы «дома». Такой, простите, «ГорДом Кихот». И это вовсе не потому, что Гордон ни на что другое не годен — я видел его в роли Треплева, я смотрел «Оглашенных» по «Бесам» Достоевского, которые хотя и были стилизованы под ток-шоу, по сути являлись полноценным и очень интересным драматическим спектаклем. В то время как спектакль «Дом» превращается в подобие шоу — и именно «благодаря» Гордону. Правда, в очередь с ним в этой роли будет выходить Борис Вайнзихер, по основному роду занятий — крупный чиновник-бизнесмен (не знаю, как точно — но, короче говоря, в недавнем прошлом — правая рука Чубайса по расформированному РАО ЕЭС), по неосновному — самодеятельный актер с двадцатилетним стажем, а с недавних пор — еще и глава попечительского совета Школы современной пьесы. Совсем не исключаю, что с ним спектакль обрететиное качество и большую органику. Гордон же пока, как и по жизни, как и на ТВ, тянет все одеяла на себя, далеко не каждый из партнеров способен достойно и в рамках предложенного драматургом образа ему противостоять, в результате куда более внятный, хотя по сути тот же самый, что в «Городе» посыл из «Дома» выветривается, как бы забалтывается, на что Гордон, в общем-то, мастер.

Читать оригинальную запись