«P.S.Грезы» в театре музыки и поэзии п/р Е.Камбуровой, реж. И.Поповски

В 2003-м на Чеховский фестиваль привозили «Прекрасную мельничиху» Кристофа Марталера, где голые уродливые мужики, ползая по сцене (Театра Российской Армии), распевали песни Шуберта — продвинутая критика обнаружила в этом зрелище бездну смысла, не возьмусь даже пересказывать какого. Вспомнил потому, что удивительно все же, насколько разные ассоциации может вызывать один и тот же исходный материал.

Как и в недавних «Временах года», в «Грезах», которые были первой постановкой Поповски у Камбуровой («Времена года» — четвертая) поют четыре солистки и играет оркестр Олега Синкина, он же — автор всех аранжировок. Только если «Времена года» — уже в полном смысле слова драматический спектакль, просто основанный целиком на музыкальном материале, то «Грезы» — это еще пока концерт, точнее, «концерт-фантазия», как обозначает жанр представления сам режиссер, и хотя в каждом из номеров присутствует внутренняя динамика (например, в эпизоде «В путь», прославляющем движение, герини хватают с пюпитров ноты и разбрасывают их ворохом по сцене), и настроение от одной песне к другой меняется не только в музыке, но и в пластическом, и в изобразительном, при всем минимализме последнего, решении (томная «Серенада», медитативная «Аве Мария», игривая «Форель», хулиганская «В путь!»), как меняется и образ исполнительниц (галантная дама, кутающаяся в балконную занавеску; озорные деревенские девушки; заводные куколки из музыкальной шкатулки), в целом визуальный план спектакля носит скорее декоративный, нежели концептуальный характер. И в таком контексте даже банальные свечки, которые задувают героини в финале, собравшись вокруг рояля за полупрозрачной занавесочкой, уместны. (Наверное, примерно таким должен быть урок МХК по теме «романтизм» в дорогой частной школе).

Принцип подбора материала тоже аналогичный тому, что позднее более последовательно проявился во «Временах года»: у разных авторов зачастую имеются произведения с одинаковым названием — например, «Времена года», или «Грезы». Композиция «P.S.Грезы», составленная из 16 песен Шумана и Шуберта, открывается «Грезами» Шумана и завершается «Грезами» Шуберта, которые следуют 15-м номером, предваря «эпилог» — «В цветах белоснежных лилий» Шумана на стихи Гейне. Композиционным центром в этом случае оказывается 8-й номер — «Лесной царь» Шуберта, наиболее радикально переоркестрованный и самый броский по костюмному и пластическому решению. Четыре певицы накидывают поверх светлых платьев серые шинели. (Хотя, казалось бы, в содержании баллады Гете нет ничего «милитаристского», этот подтекст осознается многими интерпретаторами — достаточно вспомнить, как эффектно использовал фонограмму «Лесного царя» Хайнер Мюллер в качестве интродукции к своему спектаклю «Карьера Артуро Уи» по Брехту). Каждой из исполнительниц достается собственная роль в песне — Рассказчик, Отец, Сын, Лесной царь — и песня, таким образом, превращается в небольшую ораторию, чуть ли не в мини-оперу. Разным фрагментам песни задается разный темп, по большей части — раза в три медленнее аутентичного. В оркестровке особое место уделено гитарной партии, стилизованной, судя по всему, под испанское фламенко. Впрочем, в аранжировках Синкина можно услышать самые разнообразные ритмы и мотивы — восточные, африканские, латиноамериканские, джазовые синкопы и мелодические темы европейской киномузыки, органично вплетенные в музыкальную эстетику немецкого романтизма.

Читать оригинальную запись