«Русское варенье» Людмилы Улицкой, реж. Иосиф Райхельгауз, Школа современной пьесы

Был вчера. Ну что вам сказать, друзья? Начиналось интересно. Понятно, о чем — вот распад интеллигентской семьи, русский абсурд, разламывающийся дом, работает один человек — главная героиня-переводчик, остальные — прихлебатели. «Мне надо отдохнуть, я пять часов в церкви отстояла за всех вас…«. Народ-сантехник и переметнувшаяся интеллигенция отбирают в финале и этот распадающийся кров, и надежда возлагается только на «Лопахина» — богатого старшего сына, расправляющегося с делами со скоростью метеора. Такая… унылая сказка о реальной жизни, полирующая все подряд культурные мифы. В сравнении с отличнейшей, плотной, сочной прозой Улицкой — ну, ей богу, фигня-пьеса. Пустопорожнее перекладывание мифологем и культурных пластов, сдобренное «памятью» о Чехове. Зачем писателю-крупняку чеховские мотивы, зачем они мучают не только театральную сцену, но и прозаиков? Если только для создания эффекта пародии, то это как-то слабенько. Как костыли здоровому человеку. Хотите высказаться по существу о духовном обнищании интеллигенции — рубите с плеча, не прикрывайтесь иллюзиями «Вишневого сада». Все изменилось, и те смыслы в современной ситуации перестали работать. Помещая чеховские ценности в современный мир, мы только профанируем его идеологию, продолжающую питать наши души. Замусоленный, маринованый Чехов. Чехов за все в ответе. Общество защиты Чехова от послечеховской культуры. Жалко доктора — не виноватый он, что все так вышло.

Вы знаете, я уважаю этот театр и Иосифа Леонидовича. Он хоть что-то делает, хоть как-то заметен, хоть от чего-то впадает в гнев и или чему-то искренне радуется. В нехолодном-негорячем мире репертуарного театра это редкость. Пусть спектакли Райхельгауза иногда оказываются провалами, как недавняя «Своими словами», но часто он все-таки работает интересно — и чеховская опереттка, и весь его Гришковец, и даже пресловутый «Фрак», и еще кое-что можно припомнить. Заметный театр, одним словом, не серый.

Альберт Филозов и Татьяна Васильева хорошо цементируют спектакль. Хорошие артисты и все тут. Васильеву люблю даже несмотря ни на какие антрепризы. Таких клоунесс с чувством самоиронии и художественного риска, не умеющих себя стесняться на сцене, надо поискать. Лукавая, алогичная, взрывная, вечно молодая. Клитемнестру играла наотмашь, как воинственная самка, наизусть знающая свою женскую материнскую правду — «Орестею» Штайна видел пять раз (и с Екатериной, и с Татьяной Васильевыми).

Спектакль начинает распадаться в области смысла, начиная с подходов к антракту. Артисты (помимо выше названных) начинают впадать в грех простоты и любительщины. Интонации становятся необязательными, случайными. Второй акт проходит в совершеннейшем хаосе, когда уже не понимаешь, зачем это все, кто эти люди. Нагромождение лишних слов. Не могу я принять желания водевильно высказаться о серьезном. Ребята, давайте посерьезнее. О себе же говорим, о нашем настоящем. От водевилей с телеэкрана и так тошно.

И еще: никогда не видел такой плохой, корявой сценографии у Юрия Харикова, как здесь. Даже несмотря на то, что декорация должна изображать разрушенный дом. Тут какой-то советский конструктор, где шарниры в пазы не входят, и гайки не проворачиваются.

Читать оригинальную запись