Дырка от Гоголя

«Ревизор» в Театре Маяковского

Московский театр имени Маяковского показал премьеру «Ревизора». Зачем художественный руководитель театра Сергей Арцибашев потревожил покой бессмертной комедии Гоголя, безуспешно гадал на спектакле Роман Должанский.

Когда режиссер берется за столь не обделенное вниманием предшественников произведение, каковым является «Ревизор» Гоголя, взыскательный зритель вправе надеяться, что у этого режиссера по поводу известной наизусть пьесы имеются какие-то свежие (или хотя бы кажущиеся режиссеру свежими) соображения. Ну, в крайнем случае, если нет никаких соображений, то есть хотя бы желание представить литературный памятник в музейном, максимально приближенном к тексту и эпохе, когда он был написана, виде. Вот поставили недавно «Ревизора» в Малом театре – спектакль мне лично показался совершенно неинтересным, но с точки зрения школьного отношения к театру как хранителю каких-то там традиций он получился вполне правомерным. Учителя литературы, во всяком случае, могут показать ученикам, как «правильно» ставить Гоголя. И есть надежда, что современные ученики когда-нибудь захотят посмотреть, а как его еще можно поставить «неправильно».

Например, как поставила его Нина Чусова в Театре имени Моссовета – затейливо-броско, поверхностно-грубо, без оглядки на вкус и приличия, но безошибочно адресовав спектакль жителям сегодняшней Москвы. Спектакль госпожи Чусовой мне тоже, увы, не понравился, но я хотя бы понимаю, чем продиктован замысел. Мне есть что возразить режиссеру, есть на что попенять театру. Попенять Сергею Арцибашеву решительно не на что – убедительных мотивов, по которым он стал ставить «Ревизора», в спектакле обнаружить не удается.

Странно, но приходится констатировать: Театр имени Маяковского решил в меру сил познакомить публику с комедией Николая Васильевича Гоголя. Нарисовали задник, изображающий двухэтажный дом городничего. Пошили всякие мундиры, фраки и исподнее для мужчин и платья для женщин, распределили роли – и вперед. Нет, кое-что подсочинили, конечно. Что городничего и чиновников обслуживают несколько длинноногих девиц и несколько деловитых санитаров – должен же кто-то носить мертвецки пьяных начальников. Еще придумали, что почтмейстер в одном из прочитанных писем натыкается на строки из «Евгения Онегина» и зачитывает их на совещании у городничего. Что слуга Осип весьма строг с Хлестаковым, отбирает у него все деньги и вообще обращается с хозяином как с умалишенным.

Мнимый ревизор в исполнении Сергея Удовика действительно придурковат – причем однообразно и неизобретательно. Остается только недоумевать, почему именно он и слуга его являются в финале в парадных мундирах, чтобы известить о прибытии ревизора настоящего. Может быть, роль Хлестакова общими усилиями провалена лишь для того, чтобы сделать единоличным главным героем городничего – все-таки его представляет Александр Лазарев. Но он и Светлана Немоляева (Анна Андреевна) играют ровно так, как вы можете себе их игру представить, зная популярных актеров по всем их предыдущим многочисленным ролям. Чтобы в последнем акте никто не мешал любимцам публики собрать все внимание зала, режиссер отгораживает расположившихся посреди сцены господ Немоляеву и Лазарева, а также примкнувшую к ним Анну Романову (Марья Антоновна) от прочих персонажей веселеньким расписным задником с нарисованными фигурками, в который чиновники и их жены только просовывают головы. Одураченное семейство поет жалостливый романс, а когда наступает черед финальной немой сцены, ширма уплывает вверх, и оказывается, что весь уездный бомонд скрывался за ней в чем мать родила.

Странно было бы пытаться связать все эти придумки воедино – никакого единого постановочного замысла господин Арцибашев в «Ревизоре» не обнаруживает. Его спектакль – ни то ни се, какое-то анахроничное и бесстильное изложение пьесы с потугами на занятные частности, которые в отсутствие ответственного общего решения выглядят просто провинциальными нелепостями. Как бог на душу положил, так и играют. Текст бодро и бездумно проболтан, фантастическая пьеса Гоголя звучит набором банальных реплик. У Сергея Арцибашева, когда-то делавшего симпатичные камерные постановки в Театре на Покровке, явно не хватает режиссерского масштаба, чтобы на большой сцене ставить большие пьесы. Понятно, что гоголевского «Ревизора» можно играть и так и эдак. Досадно только, что его можно играть еще и убого.