Сергей Женовач стал нашим всем

Его наградили и за «Захудалый род», и за «Мнимого больного»

Впервые в истории «Золотой маски» в обеих главных номинациях драматического театра победили спектакли, поставленные одним и тем же режиссером. Решение жюри комментируют Мария Сидельникова и Павел Сигалов.

Главный итог «Золотой маски» в разделе драматического театра – золотой дождь, пролившийся на Сергея Женовача. Победу «Захудалого рода» как спектакля малой формы в руководимой господином Женовачем новорожденной «Студии театрального искусства» предсказывали многие: спектакль лидировал по опросам в профессиональной среде. Поскольку с некоторых пор жюри «Маски» перестало отделять режиссерскую номинацию от номинаций за лучший спектакль, приз за лучшую режиссуру как бы прилагался Сергею Женовачу к победе «Захудалого рода» и тоже был более или менее предсказуем. Мария Шашлова, молодая актриса, миловидно сыгравшая главную роль в «Захудалом роде», получила спецприз жюри – этих трех наград уже было достаточно для того, чтобы нынешняя «Маска» обрела черты лица господина Женовача. На этом фоне полной неожиданностью стала еще и победа «Мнимого больного», поставленного тем же Сергеем Женовачем в Малом театре, в разделе большая форма.

Мольеровская комедия попала в номинацию явно за компанию, просто для полноты фестивальной афиши,– это далеко не лучший спектакль Сергея Женовача. Кажется, и сам он, в очередной раз взбираясь на сцену за «Маской», уже испытывал больше неудобства, чем радости. Предположение, что судьи хотели таким образом еще раз поздравить Малый театр в юбилейный для государственных театров России сезон, следует отмести с ходу: хорошо известно, что руководство Малого в список своих побед работу господина Женовача не заносит (продукцию какого рода оно туда заносит – другая тема).

Учитывая, что спектакли из Якутска и Новосибирска были неконкурентоспособны, а постановки Камы Гинкаса и Генриетты Яновской на фестивале прошли, к сожалению, не лучшим образом, объяснение напрашивается одно: победа тишайшего «Больного» стала результатом протестного голосования против «Короля Лира» в постановке многократного лауреата «Золотой маски» Льва Додина. Значительный и серьезный спектакль Малого драматического театра (МДТ) и на этот раз ехал в Москву в качестве главного претендента на награду. Видимо, большинство членов жюри решили, что пришла пора показательно «прокатить» додинский МДТ. А поскольку ставить прочерк в графе «лучший спектакль» не принято, судьи под руководством Адольфа Шапиро проголосовали за симулянта. Господину Додину «Маской» больше, «Маской» меньше – все одно. А вот жюри, конечно, оконфузилось. Совсем без наград питерский «Король Лир», впрочем, не остался. Исполнитель заглавной роли Петр Семак получил второй спецприз жюри. А лучшим сценографом признан покойный Давид Боровский, одной из последних работ которого стало лаконичное и выразительное оформление спектакля Льва Додина.

Лучшими актерами стали Мироновы. Евгений – за Иудушку в «Господах Головлевых» МХТ имени Чехова, Мария – за Федру в спектакле «Федра. Золотой колос» столичного Театра наций. Примечательность решения не в том, что «Масками» отмечены выдающийся современный русский актер и актриса, сделавшая мощный рывок в новое творческое состояние. А в том, что спектакли эти поставили соответственно Кирилл Серебренников и Андрей Жолдак, талантливые и активные режиссеры, вызывающие слепую, буквально зоологическую ненависть у большой части театрального истеблишмента и мещанской критики. То, что эти спектакли были включены в афишу и вполне серьезно рассматривались жюри даже в качестве претендентов на победу, свидетельствует о том, что процессы идут. Но пока побеждают мнимые больные, настоящие болезни театра все-таки берут свое.

В целом итог национальной премии таков. Первое: Сергей Женовач – это наше все, другими словами, на всех-всех фронтах побеждает традиционалистская школа. Второе: щелкнуть по носу безусловный авторитет всегда приятно, даже в ущерб собственной репутации. Третье: выдающимся актерам следует работать время от времени с «сомнительными» и ненадежными новаторами. Но сами возмутители спокойствия все еще должны знать свое место.