«Самое важное». Мастерская П.Фоменко

http://fomenko.theatre.ru/performance/mostimportant/

Роман Михаила Шишкина «Венерин волос» (часть I, часть II, часть III) я не читала, поэтому премьера у Фоменок оказалась для меня двойным знакомством: и со спектаклем, и с литературным первоисточником. Собственно говоря, до сих пор пребываю в состоянии двойного восторга: как от одного, так и от второго. Когда, отхлопав вместе с залом все ладони, посмотрела, наконец, на часы, изумлению моему не было предела: оказывается, спектакль идёт без малого 4 часа. Неужели 4 часа?..

Евгений Каменькович перенёс на маленькую сцену Мастерской не весь роман Шишкина, а лишь отдельные его линии, эпизоды, фрагменты — вероятно те, в которых основная мысль, вынесенная в название спектакля — «самое важное» — проступает особенно отчётливо. Спектакль сразу набирает высоту и уверенно держится на ней на протяжении всех 4-х часов, ни на секунду не снижая «градуса» и не отпуская внимания зрителя. Сценография Владимира Максимова гениальна в своей простоте. В самом центре сцены — хитроумный стол, о котором чуть позже, по бокам сцены — две античных статуи: мужская и женская фигуры; задняя стена — своеобразная дверь, состоящая из четырёх красных квадратов, которые могут разъезжаться в стороны в самых различных комбинациях: то один, то два, то все четыре сразу

(превращаясь, например, в Швейцарский флаг:
)

Разумеется, за волшебной дверью не пустота. Она открывается всякий раз в разные миры, страны, города. То за ней проходят, ритуально фиксируя шаг, воины древней Эллады; то высыпается из-за неё на сцену группа туристов, ведомая по улицам Рима сорвавшим голос экскурсоводом; то она вдруг оказывается забором Детского Дома, и над забором торчат, сбившись в любопытствующую кучку, детские панамки; а то вдруг за ней открывается берег моря, и тоненькая девушка с мокрыми волосами, так похожая на Русалочку, сидит на прибрежном камне, подставив солнцу зажмурившееся лицо и раскрытые ладошки и ждёт свою четвёртую волну…

Немного о хитроумном столе. Он многофункционален: это и обеденный стол, и скамейка в кинотеатре, и карусель в парке, и сцена… Но самое интересное то, что сделан он в форме часовых стрелок, то есть сцена превращается, таким образом, в циферблат…

Фактически, Владимир Максимов создал в Мастерской машину времени. С помощью двух этих деталей: двери в задней стене сцены и стола-стрелок, режиссёр Евгений Каменькович перемещает зрителя во времени и пространстве…

Основных линий сюжета две: история Толмача (переводчика в Швейцарском ведомстве, выдающем /а чаще НЕ выдающем/ эмигрантам из других стран вид на жительство), от лица которого, собственно, и ведётся, повествование и история эстрадной певички Изабеллы, которая, живёт на страницах своего дневника, попавшего к Толмачу. На эти две линии, как ни нити, одна за другой нанизываются бусины — люди, встречающиеся главным героям на их жизненном пути… Как это любят делать в Мастерской, на почти 50 действующих лиц спектакля — всего 8 актёров. И только у Мадлен Джабраиловой (Изабелла) и Ивана Верховых (Толмач) — по одной роли. Остальные шестеро актёров виртуозно создают целую галерею ярких, разновозрастных, разнохарактерных образов вокруг главных персонажей.

Движутся на циферблате стрелки: то вперёд, то назад… Толмач переносится воспоминаниями то в Рим, где он был когда-то так счастлив (или несчастлив) с женой, то в детство, на уроки чумички Гальпетры, преподающей зоологию, то к девушке «с лягушачьей кожей», научившейся однажды правильно вскрывать себе вены… Изабелла перечитывает дневник, который вела ещё с догимназических лет, перебирает в памяти родные и случайно мелькнувшие рядом лица… Они скользят по волнам своей памяти, всматриваются, проживают заново эпизоды своих жизней, ищут в них ответы на накопившиеся с возрастом вопросы («Удивительно, что мне тогда все было понятно, — скажет однажды Изабелла. — А теперь я старая, прожила жизнь, и сейчас мне ничего не понятно. Получается, что жизнь — это проживание от понимания к непониманию»)

И что же, всё-таки, во всём этом — самое важное? В том, что прожито, что проживается, что будет, возможно, впереди?

Толмач служит переводчиком («Министерства обороны рая беженской канцелярии толмач»). Но он не только переводит вопросы и ответы — он подробно записывает историю каждого, кто приходит в этот кабинет и (в подавляющем большинстве случаев) уходит, не солоно хлебавши. «Зачем ты всё это записываешь? — скажет один из посетителей. — «Всё равно ведь отказ» — «Если я это не запишу, после тебя совсем ничего не останется»… Бывшего воина-афганца (или чеченца?) Толмач вдруг перебивает: «А теперь расскажите про самое важное!» — «Самое важное? А что самое важное?» — «Рассказывайте поскорее про то, как шлепала резинка от трусов по голому животу…» Шлёпать себя резинкой от трусов по животу — привычка командира части. Во время коллективных измывательств над новобранцами…

Запись из дневника Изабеллы: «А знаешь, что самое важное в «Ревизоре?» — спросил отец. — «Нет. Что? — «А вот это место… «Я прошу вас покорнейше, как поедете в Петербург, скажите всем там вельможам разным: сенаторам и адмиралам, что вот, ваше сиятельство, живет в таком-то городе Петр Иванович Бобчинский. Так и скажите: живет Петр Иванович Бобчинский…»

И ещё одна запись из дневника Изабеллы: «Мама, моя старенькая мама! Как я тебя люблю! И как мало этой любви умею показать! И с тобой мы каждый раз болтаем о пустяках… Мама, неужели тот единственный разговор и с тобой так и не состоится?
Или говорить о пустяках — это и есть самое важное?»

Всё важно. И то, что сказано, и то, что не сказано. И если не сказано, это не значит, что не услышано. И Гальпетра, которую Толмач спросит потом в своём воспоминании: «Галина Петровна, Я хотел вас спросить вот что: почему мы вас ненавидели, а вы нас любили?», ответит: «Вы меня тоже любили, только не знали об этом…»

Нет никаких пустяков. Именно из малого складывается большое. Всё важно. И режиссёру Евгению Каменьковичу в своём спектакле невероятным образом удалось передать всю полноту важности каждого мгновенья жизни с её болью и радостью, утратами и обретениями, страданиями и счастьем.

Читать оригинальную запись