«Зима. (Повесть о настоящих…)» Е.Гришковца в РАМТе, реж. А.Огарев

РАМТ | Спектакль: Зима

Двое подрывников в лютый мороз, замерзая и уже не чувствуя ног, как Мересьевы, рассказывают друг другу о прочитанном и увиденном: о «Тарасе Бульбе» и «Путешествии Гулливера», которых почему-то никто не читает после школы, да и в школе тоже — а там ведь столько интересного; о том, как родители не подарили на праздник велосипед и как трудно было решиться обнять на качелях одноклассницу. А где-то рядом блуждает с хрустальным колокольчиком и сеет морозную пыль девушка-снегурочка, которая даже среди кошмара льдов и мрака может при наличии некоторой фантазии и без помощи Деда Мороза превратить жизнь в праздник. И вот уже два «снеговика» представляют себя покорителями Северного полюса, для чего всего-то и нужно: приподнять «снежный» покров и накрыть им качели, на которых школьником качал свою первую любовь, а самому забраться на «вершину».

Типичный для Гришковца текст с «игрой на узнавание» (в немудреных росказнях абстрактных персонажей каждый найдет что-то и из собственной биографии), где причинно-следственные связи полностью вытеснены ассоциативными. Ноу-хау Гришковца еще каких-нибудь пять лет назад казались откровением. Сегодня это штампы. А уж от режиссера Огарева после безнадежно провального «Повелителя мух» и подавно трудно было ждать приличной постановки.

Тем более удивительно, что «Зима» Огарева — действо гораздо более адекватное сути, природе эстетики Гришковца, чем сам сегодняшний Гришковец, растиражировавший себя вхлам. Учел ли Огарев ошибки «Повелителя мух» (что маловероятно — кажется, он так и не понял, чем был вызван всеобщий ужас) или просто искренне увлекся новым материалом — но этот его спектакль, так мало напоминающей незадавшуюся предыдущую работу, полностью лишен и тяжеловесного учительского пафоса, и громоздких постановочных наворотов. Он легкий и светлый, как свежий хрустящий снег (ненавижу подобного рода лирику в театральных рецензиях — но, слава Богу, я пишу не рецензию, а просто фиксирую собственные впечатления от премьеры). При этом зрелище вышло несуетливое, с подробно продуманными и разработанными деталями — на уровне пластики и интонаций (в отличие от «Осады» МХТ, которую Гришковец пытался в своей время выстроить по тем же принципам). С очаровательной Дарьей Семеновой в роли Снегурочки, с очень живыми и искренними Ильей Барабановым и Алексеем Розиным. К сожалению, Розин несколько выбивается из общей картины — на фоне акварельного «Зимнего» пейзажа он слишком суетится, хлопочет не по делу, местами просто истерит. Может, на следующих представлениях все еще уляжется ровно и гладко. Тогда будет совсем хорошо.

Читать оригинальную запись

Читайте также: